Отважный летчик и водопад Анхель.

Отважный летчик и водопад Анхель.

За время путешествий по тропикам Венесуэлы, в составе всевозможных групп, мне доводилось много раз бывать в национальном парке Канайма. Расположенный на Гвианском нагорье парк знаменит столовыми горами с плоскими вершинами – тепуями.
Самые известные тепуи парка это: Ауянтепуй (2450 м), с которого спадает самый высокий водопад мира – Анхель (979 м), и Рорайма (2810 м). Тепуи восточной части гвианского нагорья были описаны немецкими естествоиспытателями, работающими в интересах Британии братьями Робертом и Рихардом Шомбургками в 1839 году.
Описание реликтовой флоры и фауны, сделанное британскими ботаниками Эверардом им Турном и Гарри Перкинсом впервые поднявшимися на вершину Рораймы в 1884 году, вдохновило
Артура Конан Дойла к написанию романа «Затерянный мир».
При этом тепуи западной части гвианского нагорья были изучены значительно хуже. Сведения о труднопроходимых участках венесуэльской сельвы, как справедливо считают стали поступать по мере разработки этого золотоносного месторождения и развития полетов малой авиации. В то время существовала такая профессия «лесной пилот» или Jungle pilot. По сути, это был летающий золотоискатель-разведчик.
Относительно открытия водопада Анхель и личности легендарного Джеймса Анхеля, авиатора, золотоискателя и первопроходца, впервые посадившего свой самолет на вершине Ауянтепуя ходит много легенд. Сведения, которые можно встретить в различных источниках противоречивы и порой не правдоподобны. Желание разобраться в этой истории привело меня на венесуэльский сайт посвященный малой авиации, где и нашлась замечательная статья подробно освещающая интересующую меня тему.
Статья была написана по случаю 60-й годовщины со дня смерти лётчика из США Джимми Анхеля, ушедшего из жизни 8 декабря 1956 года, и 80-й годовщины со дня его неудачной, но отнюдь не вынужденной посадки на вершине горы Ауянтепуй 9 октября 1937 года.
Оказывается, что о его жизни и судьбе его самолета марки Фламинго, по имени «Река Карони» много работавшего под регистрационным номером NC9487, известно достаточно много. Однако существует множество заблуждений, относительно его местонахождения, спасения, изготовления копии и местонахождения копии этой машины и прочих самолётах Джимми Анхеля.
Самолет Фламинго «Река Карони» был одним из самолётов купленных пилотом и искателем приключений в венесуэльской сельве Джеймсом Кроуфордом «Джимми» Энджелом, для своих поисковых работ предположительно в 1921-1923 годах, в районе «золотой реки» на Гвианском плоскогорье в Венесуэле. Постоянно пролетая над вершинами тепуев с отвесными стенами, на поверхность которых не ступала нога человека, расположенными в центре золотоносного района у пилота возникали мысли о посадке. Особенно большие надежды золотоискатели той поры возлагали на реки текущие на вершинах большой столовой горы называемой Ауянтепуй.
Согласно книге «Дьявольская гора» опубликованной в Нью Йорке 1942, которую следует считать художественной литературой, Джимми Анхель поступил на работу в качестве пилота в компанию ООО « Золото Карони» в 1935 году. Там он и пообещал горному инженеру
Л.Р. Деннинсону, автору книги, что покажет ему «самый высокий водопад
в мире», который он видел во время своего полета 16 или 18 ноября 1933 года.
Совершая эти полеты на другом самолете купленном в том же году, 24 марта 1935 года, ими было установлено что невозможно приземлится на поверхности Ауянтепуя, так что Деннинсон увидел с воздуха водопад, который воодушевившись назвал «Водопад Анхель».
Однако, в своей книге «Правда о Джимме Анхеле и водопаде Анхель», двоюродная сестра Джимми Анхеля, упоминает об этом событие, как имевшем место во время некой встрече в Каракасе в 1937 году, когда шла подготовка к путешествию, результатом которого стало приземление на поверхности Ауянтепуя.
На этой встрече, Анхель познакомился с инженером и иследователем Густавом «Кабуя» Эни, заинтересованным в участии в проекте. Когда они обсуждали, водопад, он спросил как он называется, и не получил ответа. Тогда, именно Эни предложил дать имя водопаду «Анхель» по фамилии Джимми, который этот водопад открыл.
Водопад конечно давно был известен местным индейцам. Существовал эскиз водопада 1910 года, сделанный лейтенантом венесуэльского военно-морского флота Эрнесто Санчесом Крусом, которому было поручено исследование данного региона «Домом Блом» из Сьюдада Боливар. Кроме того, на карте 1929 года горы Ауянтепуй (поначалу известной как ЙаЙуйантепуй), сделанной испанским исследователем
и моряком Феликсом Кардоном Пуигом, для Министерства развития, водопад обозначен как Пакупай-Меру (па — место, купай — лагуна, меру – водопад), «Водопад из лагуны» (в настоящее время индейцы пемоны называют его Керепакупайвена, что означает «Водопад самого глубокого места».
Кстати сказать, это и была та самая карта, которую использовали Деннинсон и Анхель в 1935году. В тот раз какие то проблемы с самолетом заставили их вернутся на аэродром.
Керепакупайвена или Водопад Анхель, это самый высокий непрерывный и бесперебойный водопад в мире, в 15 раз выше Ниагарского водопада, высота падения воды с поверхности Ауянтепуя 972 метра, в сельве Гвианского нагорья, в национальном парке Канайма.
В декабре 1936 года Джимми Анхель, связался с Деннинсоном в США и сказал, что купил самолет, который назвал «Река Карони» в честь реки, течение, которой с юга на север, до слияния с Ориноко, служит главным ориентиром для полетов в Гран Саване.
Затем в поисках инвестиций, Анхель вернулся в Венесуэлу в 1937 году, где познакомился с Феликсом Кардоной, с которым начал летать. Именно Кардона, был тем, кто 10 мая 1937 сфотографировал
с воздуха в первый раз водопады Ауянтепуя. В тот раз Джимми также не нашёл место где приземлиться.
На протяжении нескольких месяцев растеряв возможных спонсоров
и пережив серию неудачных экспедиций по суше проделанных Кардоной, Анхель отправился в Баранкийю чтоб подремонтировать самолет и возвратился в Каракас в поисках новых компаньонов. Из Каракаса
в Сьюдад Боливар он вернулся в сентябре 1937 года, с Густавом Эни
и Кардоной, в числе прочих.
Решено было отправится из лагеря Гуаярака (с южной стороны Ауянтепуя) — Анхель, Кардона, Эни и один нанятый им человек с большим опытом экспедиций в сельве, по имени Мигель Дельгадо.
После череды неудач, Эни был заметно обеспокоен, согласно рассказу Кардоны, он сказал Анхелю, что будь что будет, вплоть до аварии самолёта лишь бы в том месте было золото. Анхель заверил всех, что был там, и знает очень хорошо, где это. Они найдут золото, так или иначе.
Будучи хозяином самолета, Джимми Анхель согласился лететь на вершину горы, но сначала отправился за своей женой, Марией Анхель, которая была в Сьюдаде Боливар, чтоб полететь с ней. По кодексу чести золотоискателей, того времени, такое было возможно и это увеличивало его долю при равном разделе добычи.
В субботу 9 октября 1937 года, в 11 утра, Джимми Анхель с женой Марией, Густаво Эни и Мигелем Дельгадо, взлетел на Фламинго «Река Карони».
Кардона отказался лететь с ними, осознавая опасность приземления.
На самолете было установлено радио, связанное с другим радио
в лагере, чтоб поддерживать контакт с Кардоной.
Набрав высоту, через 45 минут после взлета, Анхель выбрал место кажущееся подходящим. Он выключил зажигание, подачу топлива и плавно коснулся земли. Самолет, как положено покатился по земле, до тех пор пока колёса, не провалились, а левое попало на кочку покрытую травой. От резкой остановки самолет, уткнулся носом в землю. Винт мотора погрузился в грязь, и самолет замер, с хвостом задранным вверх. Ни самолет не экипаж не пострадали, если не считать незначительных ушибов и одного перебитого бензопровода.
Пытаться вытащить самолет, было бессмысленно, взлететь бы им все равно не удалось. Радио не работало. Кардона ждавший новостей, до наступления темноты сделал несколько попыток связаться с ними, но не получил ответа. Один из сигналов был услышан в Каракасе, и это лишь встревожило родственников Эни.
Тем временем, имея достаточно припасов, члены экспедиции решили обследовать поверхность Ауянтепуя на предмет золота, следуя первоначальному плану, который и привел их сюда.
Спустя два дня, стало понятно, что золота найти не удалось и «Река Карони» безнадёжно завяз в грязи, Анхель написал такую записку: «От Джимми Анхеля. Этот самолет Фламинго приземлился здесь в субботу 9 октября 1937 года в 11.45, посадка была намеренной и была прервана на этом месте. Пробег самолёта по земле составил 230 м, прежде чем попал на мягкий участок грунта и завяз. Повреждено левое крыло, перебит шланг масляного радиатора. Нет видимых повреждений пассажиров, госпожи Анхель, Густаво Эни, Мигеля Дельгадо. Сегодня, 11 октября вы выходим в добром здравии в направлении лагеря Камарата, наше радио полностью сломано».
Итак, проведя три дня на вершине, было решено начать спуск. За время подготовки к экспедиции Эни с Кардоной уже разведали часть пути, что помогло в выборе направления спуска. Прежде чем начать свой долгий переход в Камарату, экипаж при помощи верёвок освободил нос самолета из грязи, потому что Джимми не хотел оставлять свой самолёт в таком недостойном положении. Распустив ткань на полоски они выложили на крыле надпись «Всё в порядке» и стрелку указывавшую направление, в котором пошла их группа.
При помощи веревок, которые они предусмотрительно захватили
с собой, они спускались по вертикальной стене горы. Их возвращение заняло десять дней, в то время как самолёт Локхид Электра венесуэльской авиакомпании «Аэропосталь» облетал зону горы в поисках Фламинго, но была плохая видимость и поиски не увенчались успехом. В один из перерывов между поисковыми облётами самолет приземлился в Урейене, чтоб узнать, нет ли каких новостей, и там они повстречали прибывших с горы исследователей живых и здоровых.
Самолет Фламинго «Река Карони» оставался на этом месте 33 года.
Водопад официально окрестили «Анхелем», в публикации «Исследования Гран Саванны» написанной С.И. Агирревере, В.М. Лопесом, С.О. Дельгадо
и К.А. Фримэном в журнале Министерства Развития,
Том III, № 19 от декабря 1939 года, написали; «в знак уважения к его популяризатору известному летчику Джеймсу (Джимми) Анхелю».
Джимми Анхель, в свою очередь в тот же год вернулся в регион Гран Саваны с новым самолетом. Он летал до тех пор пока после трёх аварий, включая повлекшую смерть военного летчика во время спасательной экспедиции Джимми Анхеля и его пассажиров после падения Анхеля, ему было запрещено летать в Венесуэле в 1942 году. Этого, увлекающегося человека красноречиво характеризует тот факт, что последнее падение самолета произошло в результате нехватки топлива.
В статье, с венесуэльского авиационного с сайта, приведено много информации касательно технических особенностей самолета, который остался на вершине Ауянтепуя. Представленная информация дает понять, что это была своего рода революционная модель в самолетостроении, переходящем в то время с фанерных самолетов к металлическим,
с использованием дюралюминия.
Неоспоримым фактом является то, что самолет NC9847 Джимми Анхеля провел 33 года на поверхности Ауянтепуя без серьезных видимых ухудшений.
Приведу лишь общие характеристики этого самолета:

Модель: Фламинго
Обозначение: G-2-W

Тип: Металлический моноплан
Двигатель: Мотор радиального типа P&W Wasp 410 л.с.
Вместимость:
6-8 мест
Длина:
9,9 м
Высота: 2,9 м
Масса:
1345 кг
Максимальный вес:
2545 кг
Грузоподъемность:
660 кг
Максимальная скорость:
217 км/ч
Крейсерская скорость: 185 км/ч
Скорость при посадке:
80 км/ч
Скорость набора высоты:
4,1 м/с
Дальность полета:
1600 км
Стоимость:
21000 USD
Как говорилась ранее, самолет G-2-W Фламинго «Река Карони» оставался на поверхности Ауянтепуя целых 33 года. В 1964 году, Общество защиты культурного и исторического наследия Венесуэлы, в официальном издании Министерства внутренних дел от 27.09.1964 №27.533 признало самолет Джимми Анхеля «Национальным памятником истории»,
и рекомендовало вытащить его из болота чтоб установить на постамент, проведя необходимые работы по реставрации и предохранению. Никому неизвестно проводились ли какие либо работы в этом направлении в период с 1964 по 1970 год.
Вслед за декретом, в 1965 году, Ролан Анхель, один из двух сыновей Джими Анхеля, посетил местонахождение самолёта со своим двоюродным братом Аленом Веллером, с целью установить табличку на самолет. С ними был фотограф журнала «Лайф» Карл Майданс.
В январе 1970 года, по случаю «50-летия авиации Венесуэы», в соответствии с декретом Президента № 213, и как часть программы юбилейного года, было принято решения силами военно-воздушных сил Венесуэлы провести операцию по спасению самолета Джимми Анхеля, потерпевшего аварию 9 октября 1937 года с поверхности горы. Операции было дано название «Операция Ауянтепуй», под командованием полковника авиации Эдгара Суавеса Миера и Терана, в начале февраля 1970 года, при поддержке группы воздушного транспорта №6 и группы спецназа № 10 военно-воздушных сил Венесуэлы.
Была идея восстановить самолет и впоследствии поместить на тоже место. Для данной операции была сформирована команда из представителей разных военных и гражданских организаций. Процесс разбора самолета на части и спуска частей в Канайму освещали в печати и СМИ.
С военно-воздушной базы в Канайме, на самолете С-123, Фламинго «Река Карони» был переправлен в город Маракай, штата Арагуа, на реставрацию.
Операция по спасению заняла девять дней, с 6 по 15 февраля 1970 года, согласно докладу в издании «Эль Универсаль».
Военно-воздушные силы Венесуэлы «спасли металлического Фламинго» с намерением починить его и возвратить на свое место на вершине Ауянтепуя, в качестве памятника.
В процессе реставрации в Маракае, инженером Педро Урбано была изготовлена копия в пропорции 1:1, для музея аэронавтики военно-воздушных сил Венесуэлы. Педро Урбано адаптировал ее к установке мотора Beech 18. На создание копии Урбано потратил 4 месяца между 1974 и 1975 годами.
Не сохранилось сведений, с какой целью делалась эта копия. Возможно, собирались установить эту копию на поверхности Ауянтепуя, в то время как оригинальный самолет оставить в музее аэронавтики военно-воздушных сил Венесуэлы. Но давление со стороны жителей штата Боливар, направленное на возвращение оригинала, привело к тому что копия осталась в экспозиции музея до 1980 года.
Согласно информации, любезно представленной частным лицом -Антонио Мария Валера Оропеса, та копия что находилась в музее аэронавтики военно-воздушных сил Венесуэлы, была перевезена на воздушную базу Эль Либэртадор, чтоб отреставрировать повреждения корпуса, но в конце концов была передана в зону известную как «Эль Карнеро», которая на сегодняшний день не существует.
Оригинальный Фламинго «Река Карони», однажды спасшись
с вершины Ауянтепуя в 70-м году, с обещанием вернуть его снова на своё место, прошел процесс реставрации на протяжении 60 дней, и был показан
на различных воздушных базах страны в процессе празднования «Юбилейного года авиации Венесуэлы».
Когда отгремели фанфары праздника, было написано множество протестов из штата Боливар по поводу того что самолет не вернули после реставрации.
Губернатор штата высказал публичный протест в газете «Унверсаль» от 29 декабря 1970 года.
Алехандро Лаиме, который был гидом фотожурналиста Руфь Робертсон, в их экспедиции 1949 года, по определению высоты водопада Анхель выступил в печати 30 января 1971 года со словами: «Ждём возвращения самолета Джимми на Ауянтепуй !».
С традиционной неторопливостью, через 10 лет со дня своего спасения с Ауянтепуя, в 1980 году Фламинго «Река Карони» вернулся в штат Боливар.
По счастью и торжеству здравого смысла, он не вернулся на Ауянтепуй.
Он был установлен на постамент в сквере Леонардо Руиза Пинеды, в национальном аэропорту Томаса де Эреса, города Сьюдад Боливар, на место своей постоянной «выставки».
Сегодня тот самый, выживший самолет стоит на постаменте в садике возле пассажирского аэропорта Томаса де Эреса, города Сьюдад Боливар. Его шасси защищены бетоном от непогоды, вандализма и проходящего неподалеку транспорта.
В начале 2000 года, некто «похожий на пьяного» (как пишут, чтоб никого не обидеть, в протоколах, венесуэльские полицейские) въехал в сквер на машине и повредил хвост самолета. Ремонт был сделан благодаря спонсорской помощи фирмы Авенса, но может быть не самым идеальным образом.
Как и все городские памятники мира, некоторые пытаются использовать самолет как урну для мусора и пустых бутылок. Страшно подумать, для чего могли бы использовать такой самолет в какой-нибудь другой стране мира, в 600 км от столицы.
В официальном издании Министерства культуры от 22 июля 2005 года № 38.234 самолет был зарегистрирован в переписи культурного наследия 2004-2005.
Упорное давление на администрацию штата Боливар оказывается в отношении того, что самолет должен быть вывезен из города или переведен на должное хранение. Потому что это уникальный экспонат существующий в мире. Таких самолетов, в принципе было выпущено мало и необходимо бережно хранить его, под крышей построенной для этих целей.
Альфредо Шаель, директор Музея транспорта Каракаса представил
в правительство штата Боливар несколько адекватных проектов, предлагающих обеспечить хранение в том же самом аэропорту, преобразовав один из имеющихся, пустующих самолетных ангаров (о чем автор, знает
не понаслышке, а потому что не раз оставлял там свой автомобиль, пока летал на Канайму) в туристический центр, посвященный Гран Саванне и Гвианскому нагорью. Туристический центр, мог бы расположиться вокруг этого знаменитого бесценного экспоната международного значения, в данный момент стоящего под открытым небом.
Существуют и другие альтернативы, такие как перевезти экспонат в Музей транспорта в Каракас, или вернуть в Музей аэронавтики военно-воздушных сил Венесуэлы в город Маракай.
По мнению Карен Анхель, племянницы Анхеля, Джимми никогда и не мечтал, что его самолет признают национальным памятником, или что его принадлежность городу или его местонахождение могут стать причиной конфликтов.
При этом есть сведения, что в интервью Патриции Грант, на вопрос, не хотел бы он снять свой самолет с горы, Джимми отвечал: «Нет, пока он наверху, будет память обо мне».
Любопытно отметить, что для любителей виртуальных полетов, существует программа виртуального полета на цельнометаллическом Фламинго G-2-W, написанная Краигом Ричардсоном из «Classic Wings/Rara-Avis Sims», которая соответствует версии «Река Карони». Для этой программы Хуан Эрнесто Оропеса написал виды Гран Саванны, скачать это можно кликнув на модель самолета на сайте оригинальной версии статьи http://www.aviacioncivil.com.ve/el-avion-metal-aircraft-co-g-2-w-flamingo-rio-caroni
История хранит сведения о всех самолетах которыми владел Джимми Анхель, их было не мало.
В его жизни были интересные полеты, были и аварии. Однажды Джимми потерпел крушение в Гондурасе, 20 сентября 1943 года, так что остатки самолета перевезли в Тегусигальпа, на запчасти.
Как занятный анекдот, можно привести историю очевидца, который встречался с Джимми Анхелем в Венесуэле, и свидетельствует о том, что его самолет был однажды вымыт в Бока дель Рио. Этот парень, спустя не много времени, был первым авиа контролером Венесуэлы.
Его зовут Рубен Альфонсо Хименес, он в 1942 году получил
от Джимми Анхеля астрономические чаевые. Сеньор Хименес рассказал свою историю так: «В конце сороковых, будучи подростком я был
на каникулах в Бока дель Рио. Там был один знакомый, работающий на мойке, с которым я проводил время. Когда на полосу приземлился самолет, это привлекло мое внимание, потому что на этой площадке была только мойка. Пилот спросил администратора о наличии механика. Я спросил моего знакомого, кто это был и он сказал:
— Джимми Анхель.
Я в свою очередь удивился потому что читал о его исторических деяниях. Не вдаваясь в детали, он спросил, кто хотел бы помыть самолет, никто не ответил, все механики были заняты своей работой и я робко поднял палец. С ведром воды, тряпкой и бензином я выполнил свое обещание. Закончив я сказал :
— Ок, Мистер, готово!
Он мне ответил:
— Спасибо!
Сунул руку в карман и мне дал один фуэрте боливар. Я такого не ожидал, и на такое не рассчитывал. На эти деньги я «кутил» целую неделю, посмотрел все фильмы в кинотеатре Миранда, научился пить пиво и напоследок купил темные очки чтоб понравится той девчонке с угла на «Муравейнике». Маракайцы, того времени знают где это, и про что я».
Финал жизни Джимми Анхеля, как и можно было ожидать, был связан с полетом. При полете в Панаму, во время немного жесткой посадки, какой-то тяжелый, незакрепленный предмет, загруженный в самолет отскочил и ударил его по голове. Так сильно, что это привело к временной потере сознания.
Он провел в госпитале восемь месяцев в течении которых он так и не смог оправится от последствий удара, 8 декабря 1956 года он умер.
В 1960 году, его вдова, госпожа Мария Анхель со своими сыновьями Джимми и Роланом, привезла пепел своего супруга Джимми в Венесуэлу, чтоб развеять его с самолета над водопадом, названным его именем. Это
и было сделано с борта маленького самолета. Вдова и дети присутствовали на этой церемонии на борту самолета DC-3.
Анхель воссоединился с водопадом сделавшим его известным. Водопадом, который стал известным благодаря храброму пилоту Джеймсу Анхелю.

О Джимме Анхеле написаны книги: «Джимми Анхель. Между золотом и дьяволом.» Написана Алфредом Шаелем, директором Музея транспорта в Каракасе. И «Правда или вызов. История Джимми Анхеля». Написано голландским писателем Хен Вилемом Вриесом.

Автор выражает свою признательность автору статьи Алехандро Ираускину и приводит ссылку на оригинальный текст статьи с собранием редких фотографий:

Статья с сайта венесуэльской гражданской авиации

http://www.aviacioncivil.com.ve/el-avion-metal-aircraft-co-g-2-w-flamingo-rio-caroni

Фотоотчет: Рассказ о путешествии по Гран Саванне.

Он позвонил мне из Москвы среди ночи, и сообщил, что приедет в Венесуелу второй раз, и острова, где пеликаны бросаются камнем вниз, и Канайму, где водопады, он уже видел. А вот джунгли с индейцами и много водопадов, и чтоб сплавится по рекам, это то, что будет нужно организовать.
Поскольку мы не были прежде знакомы, я, сквозь сон, отнёсся к этому звонку настороженно. Договорился , что он позвонит мне, когда прилетит на остров Маргарита и мы всё решим. Я постарался запомнить, что его зовут Миша, но ничего хорошего я от этого звонка не ждал.
Однако, когда мы встретились,то были приятно удивлены сходством наших интересов, и понятиями об экстриме.Спутница Миши, хоть и была московской певицей, и выглядела соответствующе, сразу сказала ,что поедет куда угодно, но только чтоб ночевать в хороших гостиницах.

Поэтому, составляя маршрут экспедиции , мы учли это пожелание, и ночёвки в гамаках, лесах и на болотах заменили пятизвёздочными отелями.Решено было отправится на машине по дороге золотоискателей к бразильской границе и углубится в Гран Савану –страну тепуев и водопадов, чтоб увидеть водопад Апонгвау,высотой 105 метров, на реке заселённой индейцами племени Арекуна.
На следующий день мы отправились в путь на пароходике до Куманы.По дороге мы наслаждались морскими пейзажами и напитками, а местные пассажиры с интересом нас разглядывали.

За разными беседами о истории конкисты,закладки первого испанского города – Куманы и другими интелектуальными занятиями мы быстро добрались до порта.

Кумана не сильно туристический город и беглый осмотр форта
на горе и аренда автомобиля не заняли у нас много времени.

Привыкший пилотировать немецкие машины марки Порш Миша, был разочарован ассортиментом арендуемых машин. Но Мануэль, у которого я обычно арендую машины настолько приветливо растопыривыл уши и улыбался улыбкой пони, что решили другую фирму не искать.
Из того что было выбрали 2-х литровый Хундей Элантра.
После первых километров пробега Миша вынес вердикт: Мануэль-распиздяй! Машина требует серьёзного техосмотра.
Вторую половину дня , по просьбе Тани мы посвятили осмотру пляжей национального парка Мочима,расположенного рядом с Куманой.

Посещение рыбного ресторана на берегу явилось достойным завершением первого дня нашей , пока вмеру экстримальной, экспедиции.
Ранним утром, с твёрдым намерением проехать не меньше 600 км за день мы выехали по извилистым горным дорогам штата Сукре и взяли курс прямо на юг.
Конечно по дороге мы остановились у самой известной пещеры Америки «им. Александра Гумбольта»

а так же закупили провизии в дорогу, у продовцов фруктов и овощей.

Пересекая штат Монагас, густонаселённый водными индейцами Варао Мы ненадолго заехали и к ним.

Перед закатом на реке всегда можно увидеть много интересного.Наш проводник завёз нас на лодке в узкую, заросшую речную протоку, и мы наблюдали за большим стадом обезьян — капуцинов.
Уже в темноте мы пересекли Ориноко и вьехали в главный город штата Боливар – Пуэрто Ордаз. Отель «Интерконтиненталь» пришёлся ребятам впору и утром мы наслаждались видом на водопад «Ла Йувизна»(рис.14)
С этого момента и начался наш «водопадный маршрут».Перед выездом из города мы заехали в парк «Качамай»,знаменитый своими водопадами.

На деревьях и торговых палатках мы повстречали всё тех же обезьян –капуцинов, что и в дельте Ориноко.(рис.16)
Без фанатизма осмотрев парк с обезьянами и множеством водопадов мы выехали на южную трассу и направились в сторону бразильской границы.
По дороге до национального парка Рорайма , много поселений золотодобытчиков. Проезжая шахтёрские посёлки мы обратили внимание, что гербы посёлков украшены циркулём , угольником и звездой. Толи это потому, что тут золото,толи золото тут потому, что тут побывали «вольные-каменьщики», остаётся загадкой.
В знаменитом Эль Дорадо решено было подзадержаться , но в общем то, все шахтёрские посёлки похожи друг на друга и не безопасны.( рис17)
Лас Кларитос — наиболее криминальное место, там лучше, даже не останавливаться, но сразу за ним начинается живописные предгорья Рораймы.
Первое замечательное место — Пьедра де ла Вирджен.(рис.18)Очень симпатичный природный монумент,скала поросшая экзотическими растениями и окружённая вечнозелёным лесом.
Уже вечерело, и мы решили свернуть с главной дороги, в сторону посёлка Каванаен. На карте была нанесена дорога, и выходило, что ехать в сторону надо километров 80. На то, что дорога нанесена пунктиром мы не обратили внимания и поэтому были весьма удивлены ,когда очень быстро асфальт закончился и началась грунтовая дорога.(рис19)Поначалу она было неплохая и мы просто поняли, что засветло не доехать, но когда кончилась и грунтовая дорога, и стало быстро темнеть мы начали думать ,что можно не доехать и вовсе. Местами дорога была размыта так, что канавы пересекающие её были глубиной по пояс , в таких местах было много обьездов , которые порой тоже были весьма трудно проходимы. В полной темноте, на довольно низкой легковой машине, мы ползли по камням довольно медленно, издавая переодически страшный скрежет, касаясь выступающих камней днищем. Я пытался шутить, по поводу того, что экстримального туризма без приключений не бывает , но усыпить бдительность моих спутников было нелегко. На частых остановках с целью осмотра очередной ямы, они сосредоточенно пили виски.
Свет фар выхватывал из темноты кроликов,тушканчиков и мелких сов.Совам приходилось сигналить, чтоб согнать их с дороги, но они слетали не сразу.Это укрепляло меня в мысли, что по ночам тут вообще никто не ездит.
Несколько раз нам попадались реки и овраги, по дну которых бурлили ручьи.На обратной дороге всё оказалось удивительно красивым,но ночью было неприятно переезжать их по каким то ветхим швелерам и легкомысленным трубам. (рис.20)
Однако, через каких то 4 часа, мы вьехали в посёлок Каванаен, который приятно удивил нас наличием симпатичных построек и бурной жизнью.(рис.21)

У первых же индейцев,кого мы спросили о ночлеге мы получили ответ , что надо идти в здание христианской миссии и спрашивать Падре.

Здание мисии выглядело очень солидно, мы прошли во внутренний дворик и в здании напоминавшем школу обнаружили пятерых курсантов, которые заверили нас, что Падре сейчас придёт, и стали беседовать с нами. Они охотно рассказали ,что учатся на священиков ордена капуцинов, и это их практика в Миссии , а потом они ещё будут изучать закон божий в Каракасе и к 20 годам , каждый будет заброшен в индейскую деревню для поддержания духа христианства у местного населения.
Мы посовещались с Мишей, и решили на всякий случай за руку не с кем в миссии не здороваться .
Вскоре появился Падре собрал с нас по 4 доллара за ночлег и проводил в шикарные спальни. Каждая напоминала небольшую казарму с 10 кроватями, но поскольку больше никаких постояльцев не было, то мы заняли 2 больших комнаты.

В небольшом трактире, индианка Роза быстро сварганила нам рис и куриное рагу, мы долго и беспечно ужинали, но уцелевший литр джина распили из под полы.На всякий случай.
Ночь прошла спокойно, хотя Таня сказала, что спала чутко и свет не выключала.Многие полагают , что свет отпугивает в тропиках гадов. Хотя у меня и противоположное мнение, высказывать я его не стал.
Под любопытными взглядами местных детишек, мы проследовали в трапезную к Донне Розе ,и вкусили от щедрот, незамысловатой индейской пищи.

(рис25)(рис26)(рис27)
Все фрукты завалявшиеся в багажнике и парфюмерия из отелей пошли под раздачу гуманитарной помощи индейским детям, и мы отправились, по уже знакомой нам грунтовой дороге к водопаду Апонгуау.

Дорога на Апонгуау была ещё хуже, чем вчера.Ребята, то и дело, выходили из машины, и машина,став чуть повыше, с адским скрежетом проходила по камням.Нам просто повезло, что не было дождя. Перед самым водопадом, мы повстречали индейца, который охотно вызвался быть проводником. Это было как раз вовремя, потому что дорога превратилась в свалку валунов, и без знающего человека было не проехать даже на УАЗике.
Кое как, мы добрались до индейской деревушки — Иборибо.Там мы быстро наняли большую пирогу с мотором и поплыли к водопаду. Берега реки окружали мангровые деревья и летали разноцветные птицы.(рис 29)(рис.30) Попадалось много зимородков,цапель и ткачикоых.
Через сорок минут пути, мы добрались до верховья водопада. Река была тут перегорожена толстыми тросами, чтоб потерявший управление водный транспорт не свалился с высоты водопада вниз.
По дороге к водопаду попадались домики индейцев пемонов.Наш гид, охотно рассказывал , что парк Рорайма поделен между племенами Арекуна, к которым он сам и относится, и Таурепанами, которые, живут и в Венесуэле и в Бразилии. А в Канайме обитают Камаракоту.
Как и все индейцы , наш гид был знатоком природы. Он показал нам термитники, и подробно рассказал как делать «кумачи» соус из термитов, муравьёв и сока горькой юки.(рис.31)Показал типичное для этих мест дерево «Копей» , цветы и плоды, которого выглядят весьма экзотично.

(рис32) (рис 33)(рис 34)
Проходя по лугу , типичному для этих мест он показал нам множество интересных растений. Ничем казалось бы не примечательная «Стеголепис» (рис35) ,оказалась растением –хищником. Внутри розетки из листьев оказалось полно насекомых , которые привлекаются запахом, гибнут там и перевариваются растением.

Многие из некрупных цветов при ближайшем рассмотрении оказывались орхидеями, причём большинство растений Рораймы — эндемики, т.е. нигде больше не встречаются.(рис.38)(рис39)(рис40)
Так, с шутками прибаутками, мы добрались до водопада, и были потрясены величественным видом падающей воды.(рис.41)
Оторваться от этого зрелища было непросто,мы спустились вниз и искупались в реке.

На обратной дороге, гид-индеец пригласил нас в хижину своей тётушки. Там как раз варили индейский самогон из юки.(рис.43) Радушная хозяйка зачерпнула банкой браги из бадьи, и поднесла нам. Мы сердечно поблагодарили её, и отказались. Чтоб замять неловкий момент, наш гид выкушал литровую банку и сильно захмелел.
Попрощавшись с гостеприимными индейцами мы поехали дальше в сторону яшмового каньона.
По дороге нам встречались чудесные водопады и мы останавливались полюбоваться на них.

(рис.44)(рис46)
До яшмового каньона пришлось немного пройти от дороги пешком, через индейское поселение. При входе в деревню индейский предприниматель просил записаться в тетрадку и вымогал денег. Мы сказали, чтоб сам записал, что мы эстонцы и денег не дадим, и побрели в каньон.
Каньон был удивительно красив.(рис.47)Небольшой водопад спускался на платформу из яшмы интенсивного красного цвета. Именно на такой, кораллового цвета яшме испокон века в Европе вырезали барельефы – геммы. Старина Шлиман раскопал их немало в Египте и Греции.
Вдоволь набродившись по дну яшмовой реки мы поехали устаиваться на ночлег.
За ужином, подкреплённым доброй порцией рома, было решено ,что водопадов увидено достаточно, и можно ехать обратно в Куману , сдавть машину, которая хоть нас и не подводила, но ветшала на глазах.
Утром мы выехали ещё затемно. Дорога была усеена сбитыми ночью муравьедами. Это весьма крупный и симпатичный зверь, занесённый в Международную Красную книгу. Видимо днём, все туши идут у индейцев в начинку для эмпанад.(рис.48) Несколько раз мы видели живых муравьедов, они косолапо брели по дороге, но как только мы останавливались и доставали фотокамеру, пружинисто прыгали в кусты, и карабраясь по веткам исчезали в сельве. Говорят, что благодаря своим длинным когтям, которым позавидует и Фредди Крюгер, муравьед легко расправляется с охотничьми собаками. Да и людям желающих его схватить или погладить, порой наносит серьёзные увечья.
Чтоб быстро доехать обратно, и не останавливаться для еды, мы загрузились водой, ромом, бананами и черемоей. Черемоя –тропический фрукт, внешне похожий на артишок.

Описать его вкус нелегко, даже, охочий до него Марк Твен, сказал лишь: « сама вкусность» ( “deliciousness itself “- мне уже писали комрады ,про «переводчика –неибацца» поэтому вот так по английски)
Так что добрались мы обратно,на Маргариту, без особых приключений, и в прекрасном расположении духа, проехав за 5 дней 3000 км.(рис.50)

Тур: Венесуэла и Бразилия (14 дней)

Легендарные красоты Южной Америки, тепуи, водопады, Великие равнины.
Знакомство с животным и растительным миром Венесуэлы. Путешествия в формате этнографической экспедиции. Знакомство с племенами, населяющими различные экологические ландшафты. Гран Саванна. Бразилия. Экваториальные леса Амазонки.

1 день
14:45 Прибытие в аэропорт Майкатии (Каракас).Трансфер по побережью в Макуто размещение в отеле.

2 день
Завтрак. Трансфер в аэропорт. Перелёт в Баринас. Трансфер в Ато Эль Седраль. Размещение в комфортабельном кампаменто по системе «всё включено».Изучение многообразия фауны Великих равнин. Вечернее фотосафари.

муравьед

3 день
После завтрака поход по реке в Ато Эль Седраль. Изучение многообразия фауны Великих равнин. Поиск анаконд. Вечернее фотосафари. После ужина, ночная экскурсия по равнине.

4 день
После завтрака трансфер в аэропорт. Перелёт в Пуэрто Ордаз. Посещение парка Качамай на реке Карони, размещение в отеле.

5 день

Трансфер в аэропорт, завтрак, перелёт в национальный парк Канайма. Поход по реке к водопаду Анхель. Ночь в лагере у водопада в гамаках.

6 день
Завтрак. Поход к водопаду. Купание. Возвращение в лагуну Канайма.Размещение в кампаменто « всё включено». Ночь в кампаменто в лагуне.
7 день
Завтрак. Купание в лагуне. Обед. Вылет в Санта Елену. Трансфер в эколодж Катедраль на Бразильской границе.
Размещение в эколодже « всё включено».

8 день Завтрак. Утренняя экскурсия к водопаду. Поход на вершину горы Эль Абисмо. Обед. Выезд в Санта Елену и Бразилию. Размещение в отеле.

9 день Завтрак. Переезд в Манаус. Пересечение экватора. Размещение в отеле.
10 день Завтрак. Трансфер в порт на Рио Негро. Погрузка на катер, экскурсия по Амазонке. Изучение экваториального леса. Ночная ловля кайманов. Ночь в отеле.
11день Завтрак. Возвращение в Санта Елену.
12 день Завтрак. Яшмовый каньон. Водопады Гран Саванны. Прибытие в Пуэрто Ордаз.
13 день Завтрак, трансфер в аэропорт перелёт в Каракас. Размещение в отеле на побережье.

14 день Завтрак, трансфер в аэропорт регистрация за 3 часа , вылет Россию

Стоимость с чел. при группе.
2 чел 3450 USD
3 чел 3050 USD
4 чел 2850 USD

Размер группы не ограничен.
Заявки на участие направляйте на почту:
[email protected]

Стоимость включает все внутренние авиаперелёты, лодки, экскурсии, завтраки, питание в Канайме, Катедрале и Ато Эль Седраль, ночлеги, русского гида и транспорт.

Не включено в стоимость: авиаперелёт из России, аэропортовые и парковые сборы.