О путешествиях по Боливии.

Сверху молот снизу серп…

В экспедиции по Боливии в ноябре 2016 года нас сопровождал местный житель из
Ла Паса — Эмануэль.

Как это обычно бывает, не все обитатели европейских равнин одинаково хорошо переносят боливийские высокогорья. Пробираясь на автобусе через, традиционно бастующие пригороды Ла Паса, я пытался успокоить и приободрить страдающих от горной болезни соотечественников. Успокаивал я их тем, что если бы мы прилетели в Ла Пас на самолёте, то было бы еще хуже, чем постепенно набирать высоту. Так ли или иначе, но оказаться на высоте 3500 м — не простое испытание. Решив поучаствовать в разговоре, наш проводник — Эмануэль припомнил о визите римского папы Франциско Бергольо летом 2015 года. Папа планировал провести в Ла Пасе 4 дня, но ограничился лишь 4 часами. Сойдя с самолёта в Ла Пасе, он сразу почувствовал себя плохо, по дороге в пригород Ла Паса – Альто, ему стало совсем худо, и визит был поспешно прерван и перенесён в город Санта Круз, который расположен значительно ниже на высоте 420 м над уровнем моря. Этот город, основанный конкистадорами, имеет стародавние связи с орденом иезуитов. А папа Франсиско как раз знаменит тем, что это первый иезуит, ставший римским папой.

Эмануэль, с удовольствием пустился в рассуждения на эту тему и его рассказ о визите папы Бергольо в Боливию мне показался очень занятным. По прибытии в Боливию Бергольо был встречен президентом Эво Моралесом, который неоднократно публично заявлял, что является верующим католиком. Президент преподнёс папе копию необычного распятья изготовленного борцом за права трудящихся Боливии падре Луисом Эспиналем, который был тоже членом Ордена Иезуитов. Падре Эспиналь был арестован и замучен во времена военной диктатуры в 1980 году за пропаганду социалистических идей. Эво Моралес вполне логично полагал, что это отличный сувенир из Боливии, как послание одного выдающегося иезуита другому. Однако папа Бергольо, видимо под воздействием горной болезни не понял о чем речь и высказался весьма критично по поводу столь смелого дизайна.

Прессе, да и самому папе потом стоило немалых усилий замять этот конфуз.

Копокобана.

На протяжении нескольких лет я пытался выяснить, почему знаменитый пляж в Рио-де-Жанейро и боливийский городок на озере Титикака одинаково называются Копокобана. Что в честь чего названо. Слышал множество небылиц и легенд. Наш боливийский проводник – Эмануэль, сказал, что это в переводе с языка индейцев аймара «вид на озеро». Как обычно, это нисколько не проясняло причем тут пляж в Рио-де-Жанейро.

Однако стоило нам подняться на холм Эль Кальварио, и всё стало на свои места.

Вид с вершины холма на озеро, действительно похож на вид с Сахарной головы на залив Гуанабара в зеркальном отражении.

Велосипедная прогулка.

Одно из туристических развлечений в Ла Пасе – спуск с горы на велосипеде. Начинается это мероприятие с высоты 4700 м, где свежо, прохладно и местами лежит снег. А заканчивается в тропических лесах, где порхают колибри и кричат попугаи на высоте 1200 м. Удовольствие от проезда на велосипеде сквозь столь различные климатические зоны и пояса горной растительности дополняется потрясающей красоты видами.

Всякий раз, бывая в Боливии, я включаю этот аттракцион в программу посещения страны, несмотря на неблагозвучное название этой трассы «Дорога смерти».

На этот раз спуск по велодороге не обошёлся без приключений. Маршрут проходит через несколько деревень, расположенных у самой дороги. За пару дней до нашего визита муниципальные власти решили что «парковый сбор», который собирают жители деревни Чуспипата на свои нужды, должен собираться представителями муниципалитета централизовано, а уж потом распределятся поровну или по честному между 13 поселениями муниципалитета. Потому как жители поселений в стороне от дороги тоже нуждаются в деньгах и им обидно, что все блага достаются лишь чуспипатцам.

Не сознательные жители Чуспипаты немедленно заявили, что «плевать хотели» на такие решения и перегородили трассу баррикадой. Учитывая, что кроме туристов на велосипедах и машин турагентств этой дорогой никто не пользуется, данная проблема создала трудности лишь местным туроператорам и туристам.

Подъехав к баррикаде, мы оказались в группе из десятка микроавтобусов, которые привезли около сотни человек для проезда по велодороге. У нас на глазах, какой то гид разъяснил паре европейцев, что сегодня ничего не получиться с этой дорогой и они едут по другой живописной дороге. Нас такой вариант не устраивал, и мы безапелляционно объявили представителю сопровождающему нас от туроператора, что с ними ли или без, по хорошему или по плохому но мы поедем этой дорогой. Надо отдать должное, что наши туроператоры сразу прониклись серьезностью момента, и отправились на переговоры на баррикаду. Удивительно, что другие туроператоры вели себя крайне пассивно и обсуждали, как бы ловчее развернуться на узкой дороге, чтобы уехать восвояси.

Переговоры на баррикадах затянулись, а мы тем временем строили планы прохода. Один из постоянных участников наших экспедиций – Настоящий полковник, вооружившись фотоаппаратом и располагающе широко улыбаясь тем временем, отправился осматривать мятежную деревню. За время получасового ожидания, на передовой сформировался отряд из мужчин, которые принесли из машин шлемы и перчатки, решив, что это скоро понадобится. У линии соприкосновения трое молодых израильтян закипятили на походной плитке воду, заварили зеленый чай и всех угостили. В ходе дружеской беседы они сказали, что все трое служили в армии и если мы идем на прорыв, то они с нами. Тем временем, вернулся из разведки Полковник, как всегда спокойный и серьёзный, хотя и воодушевленный увиденным. Он сообщил, что народу в деревне не много, огнестрельного оружия он не видел, и слышимые за баррикадой хлопки это петарды, а не выстрелы. После он предложил мне попросить у шофера слить полтора литра бензина, с которым он готов, под видом туриста проникнуть за баррикаду и поджечь дом и пару сараев на дальнем конце деревни. Когда начнётся паника, мы должны оперативно пройти на баррикаду связать мужчин и разобрать дорогу. План был единогласно одобрен, но решили дождаться возвращения с переговоров туроператоров.
Братья евреи поняли из нашего разговора, что мы решили штурмовать, но не поняли всех деталей плана. Они энергично подозвали меня и попросили достать бутылку крепкого алкоголя, чтоб пройти с ним за баррикаду и поджечь какой-нибудь дом и машину кого-то из деревенских, и когда начнётся паника мы должны начать штурм. Подивившись, и порадовавшись сходству тактики наших планов мы ждали возвращения наших переговорщиков.
Они вернулись весьма озабоченные и сообщили, что долгие переговоры зашли в тупик, и плохо то что некоторые машины все таки развернулись и уехали. По поручению нашей группы, я попросил их сходить ещё раз и сообщить мятежникам, что у них последний шанс пропустить нас по хорошему, иначе мы всё равно пройдем, а численное преимущество на нашей стороне. Кроме того, мы все иностранцы и через 2 дня нас не будет в их стране, и возможно о происшествии в этой боливийской глубинке властям станет известно уже после нашего отъезда.
Такой поворот событий, к моему удивлению, очень обрадовал туроператоров, и вскоре местные жители расчистили нам проход для велосипедов, а машины сопровождения поехали в объезд, чтоб встречать нас внизу.

Спуск нашей интернациональной команды прошел без эксцессов и закончился продолжительным застольем в уютном ресторане с бассейном.
Тем кого не пугают путешествия по высокогорьям советую открыть для себя , эту удивительно красивую и загадочную страну.

Фотоотчет о путешествии в Мериду

merida

В Мериду всегда ездит много туристов, как местных, так и иностранных. Однако такого безумного нашествия народу, как в этом январе, не помнят и старожилы
Меня же угораздило приехать с парой туристов, как раз третьего января.
Настоявшись в пробках на горных дорогах до глубокой ночи, мы заночевали у друзей в спартанских условиях, потому что все гостиницы, посады, постоялые дворы были забиты туристами.

telferico cabin

Ранним утром, приехав в город, на станцию канатной дороги мы увидели очередь в человек триста, желающих купить билет на подъемник. Кассы были ещё закрыты и только начинало всходить солнце, знакомые с системой очередей ещё по родному СССР, мы поставили туристов в очередь, а сами пробрались через чёрный ход в здание касс.

Мой товарищ, поехавший со мной в это путешествие для подстраховки, быстро очаровал какую-то «чику» в униформе и получил талоны с номером, для покупки билетов с листа ожидания. Но когда ревущая толпа ворвалась в здание касс, то нам было заявлено «что нас тут не стояло» и всё такое. С лёгкими рукопашными боями и рыбацким матом, мы отошли на прежние позиции и стали держать совет с туристами.
После сбора информации выяснилось, что вся эта толпа хочет купить билеты на несколько дней вперёд, а на сегодня уже ничего нет, и быть не может.
Однако, местные жители сказали, что есть неплохой вариант подняться пешком до первой станции, а там билеты уже никто не проверяет, главное войти на станцию незамеченными. Это предложение очень заинтересовало нас, и особенно наших молодых туристов — киевлян, потому что подразумевалась неплохая физическая разминка и экономия суммы эквивалентной 25 долларам.
Так что с твёрдым намерением отиметь «систему» мы поехали в объезд горы, искать, где начинается тропа к первой станции.
Ехать пришлось довольно далеко, в глухую деревню в горах.

Там мы нашли уютную посаду «Донья Роза», которую заслуженно любят английские бёрдвочеры. Мест в посаде, конечно же, тоже не было, но машину мы оставили под присмотром и начали восхождение. Тропинка была вполне приемлемая, и нам поначалу даже казалось, что мы поднимемся быстрее, чем за те два часа, которые нам объявили в «Донье Розе», но бёрдвочеры оказались точны.
Местами было очень круто и приходилось отдыхать, под полными надежды взглядами черных стервятников.

Дальше всё было просто. Мы пересаживались, со всеми вместе из вагона в вагон , и так добрались до последней станции «Пик Эспехо» на высоте 4850 м.
На вершине мы наслаждались здоровой эйфорией от «горнячки», и хоть и не обсуждали этого вслух, но чувствовали превосходство от этой маленькой победы над ситуацией.

Я даже решил, спустится обратно той же дорогой, пешком, и перегнать машину к нижней станции, что и проделал, однако последние километры спускался уже в сумерках.
На следующий день мы везде встречали огромные количества людей и машин, даже на высоте 4.000 метров,там где их не должно было быть.

Поэтому красоты Мериды лучше осматривать в «низкий» сезон , а не в дни национальных каникул.

Фотоотчет: прогулка по болоту с анакондами в Лос Льянос.

Утро наступило для нас довольно рано. Ночующие на ближайших высоких деревьях рыжие ревуны, позаботились о том, чтоб никто в округе не проспал восход солнца. Эти милые обезьяны размером со спаниеля ревностно относятся к своей территории, и чтоб никто не проникал на неё , каждое утро громко кричат, подражая крику саблезубых тигров в смертельной схватке.

araguato

Для убедительности у них имеется сабвуфер, расположенный в тройном подбородке и скрытый окладистой рыжей бородой.
На утренней зорьке приятно было осмотреть окрестности. Многочисленные игуаны, несмотря на ранний час, были при полном макияже.

Ябиру дружно шарили по ближайшим лужам в поисках маленьких крокодильчиков. А взрослые крокодилы рассматривали птичьи стаи, словно изучая меню.
Путь наш лежал в окрестные болота, которые славятся анакондами. Разгоняя черепах и крокодилов, мы бродили по болотам около 2-х часов, разыскивая анаконду. Первый улов был невелик.

Самцы анаконды редко бывают длиннее 2 метров и не очень толстые. Венесуэльский гид одного из турагентств воодушевлённо рассказывал об устройстве глаз и зубов этой удивительной змеи. Как и у многих змей челюсти анаконды растягиваются в ширину, что позволяет им заглатывать добычу внушительных размеров.
Вторая анаконда, которую мы нашли была самкой около 4 .5 метров длины. Соблюдая осторожность, дядя Витя показывал всякие фокусы со змеёй. Надеюсь, что мы их не сильно побеспокоили своим вниманием.

После болот нам предстояла навигация по реке кишащей крокодилами. Кормление крокодилов тухлым мясом, всегда в программе.

По берегам живописной реки мы видели множество интересных птиц. Удивительные гоацины кудахтали на ветвях.

Зимородки поражали видовым разнообразием.
Вдоволь нагулявшись по болотам, часть нашей группы выдвинулась в загадочную Амазонию, на верховья реки Ориноко, чтоб познакомится с бытом и обрядами местных индейских племён.

Все последние гаджеты вы отыщите на vsegadjeti.ru

Фотоотчет: Лос Льянос, Ато «Эль Седраль»

Из горного Баринаса мы поехали в Баринас равнинный. Великие равнины Лос Льянос, находятся в стороне от основных промышленных магистралей севера, и добраться туда довольно сложно. Тут мало населения и много пресной воды, что даёт благодатные условия для всевозможной живности.

llaneros

Жители Лос Льянос называются «Льянерос» и представляют собой архитипический образ венесуэльца. Это своего рода «ковбой». Или по-простому говоря пастух — романтик, особо не утруждающий себя никакими занятиями. Этот созерцательный стиль жизни воспет в местном фольклоре, как и многообразие животного мира.
Количество разноцветных птиц просто шокирует, кода едешь на машине через равнины.

Цель нашего путешествия была посетить заповедник Эль Седраль. От ворот заповедника к жилым домикам для постояльцев идёт грунтовая дорога. На дороге можно увидеть анаконду, или крокодила и невозможно не увидеть стада капибар, которые в этом месте беззаботно размножаются круглый год.
Припарковав машину, я заметил через 20 мин, что маленькие птички уже деловито залетают в выхлопную трубу с веточками и травинками. Я завёл машину, и из трубы вылетела птичка и несколько пуков сена. Пришлось заткнуть трубу тряпкой.
Ожидая выезда на экспедиционной машине по степи, мы осматривали ближайшие к жилым домам деревья. Тигровые цапли, выпи, ибисы и кондоры казалось, вообще не обращали на нас никакого внимания.
На ближайшем дуплистом дереве сидела пара сипух.

Пока мы увлечённо наблюдали за птицами, из подлеска вынырнул агути. Поэтичные испанцы прозвали его «золотым зайцем». Это родственник морской свинки, истинный южноамериканец , грызун с претензией на маленького оленя. Ловко собирая орехи, он закапывал их с потрясающей быстротой в разных подходящих, по его мнению, местах.
Уделив достаточно времени земледелию, он обвёл нас взглядом, выбрал человека в самых дорогих кроссовках, подбежал и обильно оросил кроссовки мочой. Пока я подыскивал ответ, на вопрос, зачем он это сделал, агути продемонстрировал рывок галопом до ближайших кустов.

Но вскоре после этого опять вышел и беспечно отдыхал на открытой полянке.
На экскурсии мы видели множество интересных птиц. Норные сычи уморительно выглядывали из норок на обочине, но проезжающей машины нисколько не боялись.

Наш водитель «дядя Витя» ловко соорудил петлю из струны и поймал в луже маленького крокодильчика. На него со всех сторон с уважением смотрели ябиру – аисты, родственники африканского марабу. Основной пищей этих птиц являются мелкие крокодильчики.

Практически на закате мы добрались до поля усеянного термитниками, где, по мнению дяди Вити должен был быть гигантский муравьед. После получаса езды по кочкам и колдобинам, сын дяди Вити, забравшись на крышу машины, углядел на горизонте тёмную точку и стал утверждать, что это и есть муравьед. Он оказался прав, и поскольку он тоже был Витя, его впоследствии иначе, как, Виктор Викторович не называли. С подветренной стороны мы подошли к муравьеду очень близко. Девушки при помощи Виктора Викторовича провели фотосессию на фоне муравьеда.

Замечательными лапами, с когтями , которым позавидовал бы Фредди Крюгер, он поднимал дёрн и длинным липким языком выуживал дождевых червей. Было удивительно наблюдать за таким редким зверем в его природной среде обитания.
На базу мы вернулись в кромешной тьме и по русскому обычаю отметили встречу с муравьедом, агути и прочим видовым многообразием Великих равнин отдельными тостами, и во время ужина и после.
базальный перелом шейки бедра

Фотоотчет: Сундаков в стране Арепафагов

Этнографическая экспедиция в Южную Америку апрель 2011год

« Обычно бывает по всякому ». Виталий Сундаков.

Недавно, я провёл две недели в обществе замечательных людей – участников экспедиции Виталия Сундакова.

Моя роль в этой героической эпопее была весьма скромной, я управлял экспедиционной машиной и с удовольствием слушал рассказы бывалых путешественников, специалистов по выживанию, ветеранов армии и флота, красивых женщин и интеллигентных людей.
Путешествие наше началось в аэропорту Каракаса, откуда силами местной авиации мы были переброшены в глубь королевства арепофагов и любителей отложить всё на завтра.
Перед вылетом мы вкусили кукурузных ареп с различными начинками от шефа повара небольшой палатки в местном аэропорту. Кушанье определили как необычное, и, несомненно, представляющее этнографический интерес.
В Пуэрто Ордасе на слиянии двух величайших рек Венесуэлы: Ориноко и Карони, мы оказались поздним вечером. Погрузив оборудование в экспедиционный форд, мы отправились в закованный в решётки бункер, который в здешних краях называют отелем.
Внутри него оказались приветливые хозяева, решительный и отважный сторож из породы йоркширских терьеров и шипящая кофемашина.
Разгрузив всё самое громоздкое и тяжелое на второй этаж мы отправились на ужин. Расположенный всего в 10 минутах езды по зловещим улицам, элитный ресторан «Дедушкин ус» был добротно обварен арматурой и всем своим видом показывал, что мы в центре добычи железной руды. Об этом же напоминала домна с дымящейся тушей какого-то животного, стоящая внутри ресторана. Если бы среди нас был Емеля, то было бы,проще добраться до дому, подумал я, осматривая печь и стеллажи с бутылями красного вина.
Улыбчивые официанты за каких-то сорок минут записали в блокнот наши пожелания и до концы не веря, что мы отвергли все виды ареп, в том числе и кручёные с кружевами, бахромой и сыром, скрылись в дровяном складе.

Последующие сорок минут мы наслаждались беседой и подведением итогов перелёта, а затем ещё час в ожидании еды пили пиво, сухое вино и прочие безобидные напитки, которые доставили с невиданным для этих мест проворством.
На следующее утро героической группе предстояло впервые проникнуть на территорию индейцев пемонов, а именно той части пемонов которые гордо зовут себя «камаракоту», и обитают на территории национального парка Канайма.
Поскольку я бывал там прежде, то счёл своим долгом поделиться наблюдениями об их суровой жизни, а Виталий Сундаков провёл инструктаж, как правильно провести ночь в гамаке, когда кругом джунгли.

Закончив ужин глубоко за полночь, мы отправились в отель, под овации официантов восхищённых щедростью российских чаевых.

Восхищённый героизмом этих российских путешественников и умиротворённый литром сухого вина, я забылся недолгим сном.

Утром нас встретил Мигель Гарсия, человек легенда с улыбкой во всю голову. Не переставая ослепительно улыбаться, он обошёл походкой муравьеда наши мешки и чемоданы и сообщил, что мы можем грузить все, не спеша, потому что самолёт будет ждать столько сколько угодно. Давясь от смеха, он сказал, что тут не Каракас и не Сьюдад Боливар, тут всё по-простому.

И действительно процедура погрузки в самолёт, завтрак и осмотр аэропорта пронеслись как один миг. Я пытался убедить героев сделать прививку от жёлтой лихорадки в бесплатном прививочном ларьке, но толи вид медработника, толи безумная отвага заставили моих спутников отказаться от этой замечательной опции.

Двухдневный поход к водопаду Анхель был насыщен событиями. Постоянно проводились сборы бесценного для российской науки материала, были собраны обширнейшие фотогербарии и фотоколекции, а также собраны и записаны меткие пемонтские прибаутки и присказки.

По ходу путешествия все подтянули свои знания испанского, и в дальнейшем не раз щеголяли, виртуозно комбинирую фразы из обоих языков. Например если что то из оборудования не находилось сразу, то в ход шла фраза «попробуй это» (prueba lo!) , а если происходило что то удивительное, то говорили «хлопья» (hojuelos!)
А когда полиглот Виталий Сундаков услышал, как говорят «четверг» (juevez) , он немедленно отметил, что так в России иногда называют понедельник.

Изнурительные переходы по джунглям, сочетались с привалами, на которых полные кипучей энергии путешественники занимались духовными практиками.

В чести были и подвижные игры.

Затейник Алексей Маматов играл в «царя горы» по-взрослому, а сам дополнил свои авторские упражнения, мудрыми советами Виталия Сундакова и приёмами камаракоту.

Что было особенно приятно в Канайме, так это то, что не было проблем с водой. Хорошенько помыться можно было бы раз по 20 на дню, если бы не дождь который не давал, как следует испачкаться.

Заправившись знаниями об аутентичной мудрости камаракоту, наша группа силами малой авиации перенеслась на границу с Бразилией.

Это были земли индейцев таурепан. Эти индейцы ведут спокойный, осёдлый образ жизни, нанимаясь, время от времени на золотые прииски. О том, как результативно они охотились в прошлом на негров, не модно вспоминать. Да и весть про то что «огненную воду» в Санта Елене проще получить за золотой песок, чем за сушёные головы черных, давно облетела окрестные леса.

Следующая база экспедиции была оборудована на золотом прииске в центре «венесуэльского Клондайка».
Мои старые знакомые из кампаменто Катедраль, встретили нас удивительно радушно. Авантюрист со стажем, глава семейства Йосеф сразу почувствовал в Виталии родственную душу. Он с благодарностью принял в дар философский труд Сундакова «Выиграть жизнь» и потом ещё долго обсуждал глубину этого названия.

У этого семейства мы провели много незабываемых вечеров, а однажды по старой сионистской привычке Иосеф достал из закромов бутыль первоклассной русской водки.

Лукаво улыбаясь, он сообщил что: « даже таки в джунглях, можно достать хорошие вещи», а потом сознался что это подарок от скупщика сырых алмазов из России, которого иногда заносит на его прииск попутным ветром.
В один из дней мы покорили вершину хребта Пакарайма. Этот горный массив делят между собой Венесуэла и Бразилия, да и понятие государственной границы тут весьма условное.
На горе мы посетили кишащее змеями ущелье и схватились со стаей летучих мышей-вампиров.

В такие моменты ценность советов по выживанию в джунглях была особенно очевидна.
Ну и конечно когда по нескольку раз на дню проходишь мимо промывочных лотков, небрежно стоящих в углу на кухне, сама собой рождается мысль о реке. Там мы и провели несколько дней, в совершенстве овладев техникой золотодобычи. Старший сын Йосефа – Ход показал на месте как обнаружить залежи алмазов в лесу, а где брать породу богатую золотым песком.

Младший сын Йозефа и Ирит — Леор, внимательно слушал рассказы старшего брата о золотодобыче, стараясь делать умное лицо, из чего было ясно ,что все эти хитрости известны ему в совершенстве.

Несомненно, это талантливый гид-проводник, и под его руководством мы осмотрели несколько уникально красивых мест.

Средний сын Ориноко обучил нас премудростям приготовления экологически чистой еды. Это было настоящее шоу на кухне. Мы стояли, любуясь, как мастерски он может разделать ананас или папаю. Казалось ,что даже Алексей, который на «ты» с ножом почерпнул для себя что то новое.

Как не гостеприимны были Иосеф, Ирит и вся их дружная семья долг перед отечеством звал нас к новым открытиям. Преодолев продолжительный участок грунтовой дороги, через лес под залихватское карканье туканов мы въехали в Бразилию.

Бразилия, начиная с первого города провинции Пакарайма, обдала нас знойным ароматом кофе и тропических фруктов. На пограничном посту нет никакого контроля, однако мы задержались у памятника сторожевым ягуарам.

У самой границы много рынков, магазинов и ресторанов.
Бразильская кухня это тема отдельного разговора. Радушие и гостеприимство там не знает границ. С шампуром, которому позавидовал бы Илья Муромец, хозяин обходил нас через каждые 10 мин и срезал в тарелки куски различного мяса. Вегетарианцы воздали должное бразильским салатам и холодному пиву. Кстати в Бразилии пиво подают в бутылках по 0.6 л, что гораздо ближе к российскому менталитету. В Венесуэле пивной стандарт 0.25 , что порой кажется просто унизительным.
Каждый бразильский вечер мы наблюдали парад насекомых. Гигантские бабочки и разноцветные жуки кружили вокруг ламп и ползали по земле и полу.Пауки тоже не зевали.

Трудно было удержаться и даже далёкие от энтомологии люди делали фото удивительных насекомых.
Вообще в Бразилии много интересного.
Завершив сбор материалов о лесных индейцах таурепан и нравах золотоискателей, мы отправились в Гран Саванну. Это удивительно красивое место, с видами на столовые горы тепуи, глядя на которые Конан Дойл задумался о затерянном мире. А деятеля Голливуда не долго думая 50 лет спустя сняли тут кино по мотивам «Затерянного мира».

Поскольку погода благоприятствовала, то по дороге мы посетили все возможные водопады, собирая материалы о жизни племени Арекуна, населяющих степи и леса Гран Саванны.

У памятника солдату из стройбата мы провели показательный парад ветеранов вооружённых сил, и по завершении парада под ликование пёстрых зонотрихий помчались вниз по серпантину.

На одном из перегонов, при переходе звукового барьера скорости расслоилось заднее колесо.

Эта ситуация была блестяще использована Виталием, как учебная. Все ценные вещи были спрятаны в кустах, из чемоданов был сооружён оборонительный редут и лишь после этого, была произведена замена колеса. Причём Виталий сам крутил гайки и орудовал домкратом, что выдавало в нём опытного автогонщика.
Пару раз зарулив по дороге на территорию Британской Гвианы, мы миновали Лас Кларитас – крупнейшее золотоносное месторождение Венесуэлы, Эль Дорадо со знаменитым мостом, построенным Эйфелем и напоминающим Эйфелеву башню, перекинутую через реку, и посёлок золотоискателей Эль Кайяо.

В Эль Кайяо была в разгаре золотая лихорадка и только ленивый не сидел в реке в надежде найти свой самородок. А о том, что делают эти люди с наступлением темноты оставалось только догадываться. Изучив памятник футболисту из Кайао, мы решили темноты не дожидаться.

На следующий день, переночевав под охраной йоркширского терьера в Пуэрто Ордасе мы отправились к водно-болотным индейцам Варао.

Машину я оставил в индейской деревне под названием « Конец» пообещав озолотить всю семью владельца навеса, если с машиной ничего не случиться. И через пару часов путешествия по протокам кофейного цвета мы оказались на нашей очередной базе.
Разместившись в хижинах на помостах эколоджа Виктора, мы отправились на лодке изучать окрестные джунгли.

Тут то и пригодились уроки Виталия по выживанию. По привычке относиться к жизни легкомысленно я пренебрёг репеллентами и через некоторое время шел, покачивая распухшими красными ушами и неистово отмахиваясь от сотен прожорливых комаров.

В этот раз обошлось без «пури – пури», которые гораздо хуже, чем комары.
Переход по счастью был не очень длинный, по дороге мы посмотрели много интересных растений. Дерево, пускающее сок цвета крови «сангрито», пальму с питьевыми орехами « Темиче», лиану из которой в джунглях легко добыть питьевую воду «беруха де агуа» и многое другое.

В завершение нашего похода мы вышли к индейской деревне аутентичных Варао.
«Люди на болоте» ,как они себя называют, охотно сотрудничали с нашей экспедицией и в последующие несколько дней нам удалось собрать обширный этнографический материал, который, несомненно, обогатит российскую науку.

Индейцы как обычно были ничем не заняты и охотно позировали перед объективами.Мы отсняли богатый этнографический фотоматериал.

Молодёжь в деревне тянулась к знаниям и чувствовала присутствие специалиста по колыбельным цивилизациям.
Закончив сбор материалов мы отправились к побережью Карибского моря чтоб, используя сравнительные методы изучить обычаи индейцев карибов. На пароходе мы отправились к острову Аримакоа, ныне с лёгкой руки Колумба, названный Маргарита.
Паром был несколько перегружен. Люди нервничали и от чувств устроили небольшую драку. Результат боя превзошёл мои ожидания, зачинщика драки с семьёй перевели в просторный Вип салон. Воодушевлённый такими результатами, я решил рассказать каких экспертов рукопашного боя я провёл на борт капитану парохода. В надежде, что он догадается предложить нам места в Вип салоне. Я вызвал капитана, и когда он пришёл я очень удивился, что им оказался мой знакомый с острова Маргарита Пётр Иванович. Он очень радушно принял нас, немедленно распорядился о ВИП салоне и повёл всю делегацию на осмотр капитанского мостика. Все последующие три часа плавания прошли в непринуждённой беседе, в итоге которой все стали экспертами в различных сортах элитного Карибского рома.
На Маргарите мы подводили итоги, разбирали материалы экспедиции и, конечно же, планировали следующие приключения во славу российской науки.

В завершении всего хотел бы отметить, что подобная экспедиция не смогла бы состоятся если бы не старания компании «sundakov-expedition», Анастасии и Андрея Горбуновых , а так же участия Валентины Мясниковой, Светланы Поленовой, Алексея Маматова и Олега Харитонова.
путешествия

Фотоотчет: путешествие в Маракайбо

маракайбо

Недавно довелось сопровождать одну весёлую компанию по Венесуэле. И в рамках этой экологической экспедиции мы продвигались на машине по побережью в сторону Колумбии.
Две московские бизнес леди постоянно пребывали в хорошем настроении,

Лена и Лена

и муж одной из них актёр Михаил Кучеров, служивший в прошлом на подмостках многих российских театров, развлекал нас рассказами о своей бурной жизни и прочими «аудиопостановками».

Посетив обычные в таких случаях места – Колонию Товар и Чичиривиче,

мы заночевали в Коро.
Многие стремятся посетить это место, известное как «наследие ЮНЕСКО», на мой взгляд, не очень уж привлекательное.
Конечно, песчаные дюны впечатляют, потому что появляются совершенно неожиданно среди прибрежных пейзажей.

Из Коро интересно съездить на полуостров Парагуана. Широкая автострада проходит по узкой песчаной косе поросшей кактусами Эль Кардон. Из стволов этих кактусов в этих краях делают убогую, но самобытную мебель. Дощечки, из которых сколачивают столы и стулья, удивительно лёгкие и прочные.

Именно к мысу Роман на полуострове Парагуана причалил впервые Хуан де ла Коса и Америго де Веспуччи в 1499 году. Они же, увидев поселения индейцев Гуахиро в озере Маракайбо, назвали эту землю маленькой Венецией.

Кроме того на полуострове Парагуана находится экологический парк «Монтекано» с вершины горы которого в хорошую погоду видно голландский остров Аруба.
По дороге до Маракайбо у обочин продавали вёдрами плоды съедобных кактусов, которые размером и вкусом напоминали Киви.
Грандиозный мост и город Маракайбо, нас приятно удивили.

Местами казалось, что мы не в Венесуэле, а в какой-то европейской стране.

Непривычно чисто повсюду. И исторический центр, хоть и не большой, но очень нарядный.

На побережье высились небоскрёбы, в центре били фонтаны.
Немного погуляв по знойному городу, мы поехали в сторону Колумбии, в надежде попасть в Синамайку. Указатели привели нас в небольшой посёлок Эль Тромпо на реке Лимон.

Тут мы договорились оставить в гараже машину до завтра и на арендованной лодке поспешили в Синамайку.
Дома на сваях, среди которых попадались довольно приличные, мало напоминали Венецию, и мы сполна оценили чувство юмора сеньора Веспуччи.

Что приятно удивило, сравнительная чистота и опрятность индейцев Гуахиро.

Женщины одеты в традиционные одежды. Несколько плавучих ресторанов для туристов. При ресторанах сувенирные лавки. По берегам протоки густые леса, откуда на закате доносились залихватские крики попугаев и копошение обезьян.

Разместиться мы смогли в единственной посаде, которая пустовала. Нам выделили несколько вполне приличных хижин с кроватями и противомоскитными сетками.
Миша собрался было купаться в реке, но изучив подробнее устройство канализационного слива в отведённой нам хижине, отказался от этой идеи.

Вечером мы увидели молнии Кататумбо. Мы не сразу поняли, что это они, потому что мы собирались ехать смотреть на них в Бобурес. Однако и направление было правильное, и местный управляющий подтвердил, что эти вспышки на небе и есть молнии Кататумбо. Действительно временами среди вспышек были видны горизонтальные линии молний.
Ночь в хижине на реке, прошла как обычно. «Кто плавал, тот знает». Тревожный сон, под крики тропических птиц и насекомых, и ранняя побудка под крики красных ревунов, изображающих голоса свирепых хищников в смертельной схватке.

Ранним утром за нами пришла лодка и мы стали кружить по протокам реки Лимон. На дереве мы увидели енота. Несколько интересных птиц, но в целом всё очень похоже на дельту Ориноко.

Из Эль Тромпо, миновав Маракайбо, мы устремились в сторону Эль Вихии, потому что собирались, насладится видом молний Кататумбо из посёлка Гибралтар или Бобурес, как советовал нам «Лонли Планет». Подъехав к развилке дорог, мы единодушно предпочли Бобурес Гибралтару, потому что похоже на Бобруйск.
Местечко оказалось ужасное. По причине выходного дня, на пляже на озере Маракайбо было полно местных жителей. Озеро у берега мелкое и вода довольно мутная. Но делать было нечего, искупавшись, я стал расспрашивать о молниях Кататумбо. Оказалось, что местные рыбаки видят их очень редко, и что вообще сейчас не сезон. А когда сезон – никто не знает. Таким образом, для меня осталось загадкой, толи Лонли Планет сильно преувеличил масштабы этого природного феномена, толи феномен сместился на север в сторону Синамайки.
Бобруйск располагал к быстрому отъезду и дезинфекции организма ромом, я преуспел в первом, а Миша во втором. Всю дорогу до Мериды мы слушали весёлые аудио спектакли в его неповторимом исполнении. Однако справедливости ради надо заметить, что по дороге нам попалось очень интересное место. Прямо на трасе, не доезжая до Гуаябонес , стоит знак « Рио фрио» 500 м.

Мы свернули, и это оказалась чудесное место с посадой, рестораном и горной рекой с чудесными лагунами для естественного гидромассажа.

По современному туннелю мы въехали в Мериду, когда было уже темно. Но троллейбусы ещё работали….

ЕйскДом — отдых в Ейске. Подбор жилья. Бесплатно. — Мы предлагаем ВАМ комфортное жилье для отдыха в Ейске и станице Должанской, на берегу Азовского моря.

Фотоотчет: Рассказ о путешествии по Гран Саванне.

Он позвонил мне из Москвы среди ночи, и сообщил, что приедет в Венесуелу второй раз, и острова, где пеликаны бросаются камнем вниз, и Канайму, где водопады, он уже видел. А вот джунгли с индейцами и много водопадов, и чтоб сплавится по рекам, это то, что будет нужно организовать.
Поскольку мы не были прежде знакомы, я, сквозь сон, отнёсся к этому звонку настороженно. Договорился , что он позвонит мне, когда прилетит на остров Маргарита и мы всё решим. Я постарался запомнить, что его зовут Миша, но ничего хорошего я от этого звонка не ждал.
Однако, когда мы встретились,то были приятно удивлены сходством наших интересов, и понятиями об экстриме.Спутница Миши, хоть и была московской певицей, и выглядела соответствующе, сразу сказала ,что поедет куда угодно, но только чтоб ночевать в хороших гостиницах.

Поэтому, составляя маршрут экспедиции , мы учли это пожелание, и ночёвки в гамаках, лесах и на болотах заменили пятизвёздочными отелями.Решено было отправится на машине по дороге золотоискателей к бразильской границе и углубится в Гран Савану –страну тепуев и водопадов, чтоб увидеть водопад Апонгвау,высотой 105 метров, на реке заселённой индейцами племени Арекуна.
На следующий день мы отправились в путь на пароходике до Куманы.По дороге мы наслаждались морскими пейзажами и напитками, а местные пассажиры с интересом нас разглядывали.

За разными беседами о истории конкисты,закладки первого испанского города – Куманы и другими интелектуальными занятиями мы быстро добрались до порта.

Кумана не сильно туристический город и беглый осмотр форта
на горе и аренда автомобиля не заняли у нас много времени.

Привыкший пилотировать немецкие машины марки Порш Миша, был разочарован ассортиментом арендуемых машин. Но Мануэль, у которого я обычно арендую машины настолько приветливо растопыривыл уши и улыбался улыбкой пони, что решили другую фирму не искать.
Из того что было выбрали 2-х литровый Хундей Элантра.
После первых километров пробега Миша вынес вердикт: Мануэль-распиздяй! Машина требует серьёзного техосмотра.
Вторую половину дня , по просьбе Тани мы посвятили осмотру пляжей национального парка Мочима,расположенного рядом с Куманой.

Посещение рыбного ресторана на берегу явилось достойным завершением первого дня нашей , пока вмеру экстримальной, экспедиции.
Ранним утром, с твёрдым намерением проехать не меньше 600 км за день мы выехали по извилистым горным дорогам штата Сукре и взяли курс прямо на юг.
Конечно по дороге мы остановились у самой известной пещеры Америки «им. Александра Гумбольта»

а так же закупили провизии в дорогу, у продовцов фруктов и овощей.

Пересекая штат Монагас, густонаселённый водными индейцами Варао Мы ненадолго заехали и к ним.

Перед закатом на реке всегда можно увидеть много интересного.Наш проводник завёз нас на лодке в узкую, заросшую речную протоку, и мы наблюдали за большим стадом обезьян — капуцинов.
Уже в темноте мы пересекли Ориноко и вьехали в главный город штата Боливар – Пуэрто Ордаз. Отель «Интерконтиненталь» пришёлся ребятам впору и утром мы наслаждались видом на водопад «Ла Йувизна»(рис.14)
С этого момента и начался наш «водопадный маршрут».Перед выездом из города мы заехали в парк «Качамай»,знаменитый своими водопадами.

На деревьях и торговых палатках мы повстречали всё тех же обезьян –капуцинов, что и в дельте Ориноко.(рис.16)
Без фанатизма осмотрев парк с обезьянами и множеством водопадов мы выехали на южную трассу и направились в сторону бразильской границы.
По дороге до национального парка Рорайма , много поселений золотодобытчиков. Проезжая шахтёрские посёлки мы обратили внимание, что гербы посёлков украшены циркулём , угольником и звездой. Толи это потому, что тут золото,толи золото тут потому, что тут побывали «вольные-каменьщики», остаётся загадкой.
В знаменитом Эль Дорадо решено было подзадержаться , но в общем то, все шахтёрские посёлки похожи друг на друга и не безопасны.( рис17)
Лас Кларитос — наиболее криминальное место, там лучше, даже не останавливаться, но сразу за ним начинается живописные предгорья Рораймы.
Первое замечательное место — Пьедра де ла Вирджен.(рис.18)Очень симпатичный природный монумент,скала поросшая экзотическими растениями и окружённая вечнозелёным лесом.
Уже вечерело, и мы решили свернуть с главной дороги, в сторону посёлка Каванаен. На карте была нанесена дорога, и выходило, что ехать в сторону надо километров 80. На то, что дорога нанесена пунктиром мы не обратили внимания и поэтому были весьма удивлены ,когда очень быстро асфальт закончился и началась грунтовая дорога.(рис19)Поначалу она было неплохая и мы просто поняли, что засветло не доехать, но когда кончилась и грунтовая дорога, и стало быстро темнеть мы начали думать ,что можно не доехать и вовсе. Местами дорога была размыта так, что канавы пересекающие её были глубиной по пояс , в таких местах было много обьездов , которые порой тоже были весьма трудно проходимы. В полной темноте, на довольно низкой легковой машине, мы ползли по камням довольно медленно, издавая переодически страшный скрежет, касаясь выступающих камней днищем. Я пытался шутить, по поводу того, что экстримального туризма без приключений не бывает , но усыпить бдительность моих спутников было нелегко. На частых остановках с целью осмотра очередной ямы, они сосредоточенно пили виски.
Свет фар выхватывал из темноты кроликов,тушканчиков и мелких сов.Совам приходилось сигналить, чтоб согнать их с дороги, но они слетали не сразу.Это укрепляло меня в мысли, что по ночам тут вообще никто не ездит.
Несколько раз нам попадались реки и овраги, по дну которых бурлили ручьи.На обратной дороге всё оказалось удивительно красивым,но ночью было неприятно переезжать их по каким то ветхим швелерам и легкомысленным трубам. (рис.20)
Однако, через каких то 4 часа, мы вьехали в посёлок Каванаен, который приятно удивил нас наличием симпатичных построек и бурной жизнью.(рис.21)

У первых же индейцев,кого мы спросили о ночлеге мы получили ответ , что надо идти в здание христианской миссии и спрашивать Падре.

Здание мисии выглядело очень солидно, мы прошли во внутренний дворик и в здании напоминавшем школу обнаружили пятерых курсантов, которые заверили нас, что Падре сейчас придёт, и стали беседовать с нами. Они охотно рассказали ,что учатся на священиков ордена капуцинов, и это их практика в Миссии , а потом они ещё будут изучать закон божий в Каракасе и к 20 годам , каждый будет заброшен в индейскую деревню для поддержания духа христианства у местного населения.
Мы посовещались с Мишей, и решили на всякий случай за руку не с кем в миссии не здороваться .
Вскоре появился Падре собрал с нас по 4 доллара за ночлег и проводил в шикарные спальни. Каждая напоминала небольшую казарму с 10 кроватями, но поскольку больше никаких постояльцев не было, то мы заняли 2 больших комнаты.

В небольшом трактире, индианка Роза быстро сварганила нам рис и куриное рагу, мы долго и беспечно ужинали, но уцелевший литр джина распили из под полы.На всякий случай.
Ночь прошла спокойно, хотя Таня сказала, что спала чутко и свет не выключала.Многие полагают , что свет отпугивает в тропиках гадов. Хотя у меня и противоположное мнение, высказывать я его не стал.
Под любопытными взглядами местных детишек, мы проследовали в трапезную к Донне Розе ,и вкусили от щедрот, незамысловатой индейской пищи.

(рис25)(рис26)(рис27)
Все фрукты завалявшиеся в багажнике и парфюмерия из отелей пошли под раздачу гуманитарной помощи индейским детям, и мы отправились, по уже знакомой нам грунтовой дороге к водопаду Апонгуау.

Дорога на Апонгуау была ещё хуже, чем вчера.Ребята, то и дело, выходили из машины, и машина,став чуть повыше, с адским скрежетом проходила по камням.Нам просто повезло, что не было дождя. Перед самым водопадом, мы повстречали индейца, который охотно вызвался быть проводником. Это было как раз вовремя, потому что дорога превратилась в свалку валунов, и без знающего человека было не проехать даже на УАЗике.
Кое как, мы добрались до индейской деревушки — Иборибо.Там мы быстро наняли большую пирогу с мотором и поплыли к водопаду. Берега реки окружали мангровые деревья и летали разноцветные птицы.(рис 29)(рис.30) Попадалось много зимородков,цапель и ткачикоых.
Через сорок минут пути, мы добрались до верховья водопада. Река была тут перегорожена толстыми тросами, чтоб потерявший управление водный транспорт не свалился с высоты водопада вниз.
По дороге к водопаду попадались домики индейцев пемонов.Наш гид, охотно рассказывал , что парк Рорайма поделен между племенами Арекуна, к которым он сам и относится, и Таурепанами, которые, живут и в Венесуэле и в Бразилии. А в Канайме обитают Камаракоту.
Как и все индейцы , наш гид был знатоком природы. Он показал нам термитники, и подробно рассказал как делать «кумачи» соус из термитов, муравьёв и сока горькой юки.(рис.31)Показал типичное для этих мест дерево «Копей» , цветы и плоды, которого выглядят весьма экзотично.

(рис32) (рис 33)(рис 34)
Проходя по лугу , типичному для этих мест он показал нам множество интересных растений. Ничем казалось бы не примечательная «Стеголепис» (рис35) ,оказалась растением –хищником. Внутри розетки из листьев оказалось полно насекомых , которые привлекаются запахом, гибнут там и перевариваются растением.

Многие из некрупных цветов при ближайшем рассмотрении оказывались орхидеями, причём большинство растений Рораймы — эндемики, т.е. нигде больше не встречаются.(рис.38)(рис39)(рис40)
Так, с шутками прибаутками, мы добрались до водопада, и были потрясены величественным видом падающей воды.(рис.41)
Оторваться от этого зрелища было непросто,мы спустились вниз и искупались в реке.

На обратной дороге, гид-индеец пригласил нас в хижину своей тётушки. Там как раз варили индейский самогон из юки.(рис.43) Радушная хозяйка зачерпнула банкой браги из бадьи, и поднесла нам. Мы сердечно поблагодарили её, и отказались. Чтоб замять неловкий момент, наш гид выкушал литровую банку и сильно захмелел.
Попрощавшись с гостеприимными индейцами мы поехали дальше в сторону яшмового каньона.
По дороге нам встречались чудесные водопады и мы останавливались полюбоваться на них.

(рис.44)(рис46)
До яшмового каньона пришлось немного пройти от дороги пешком, через индейское поселение. При входе в деревню индейский предприниматель просил записаться в тетрадку и вымогал денег. Мы сказали, чтоб сам записал, что мы эстонцы и денег не дадим, и побрели в каньон.
Каньон был удивительно красив.(рис.47)Небольшой водопад спускался на платформу из яшмы интенсивного красного цвета. Именно на такой, кораллового цвета яшме испокон века в Европе вырезали барельефы – геммы. Старина Шлиман раскопал их немало в Египте и Греции.
Вдоволь набродившись по дну яшмовой реки мы поехали устаиваться на ночлег.
За ужином, подкреплённым доброй порцией рома, было решено ,что водопадов увидено достаточно, и можно ехать обратно в Куману , сдавть машину, которая хоть нас и не подводила, но ветшала на глазах.
Утром мы выехали ещё затемно. Дорога была усеена сбитыми ночью муравьедами. Это весьма крупный и симпатичный зверь, занесённый в Международную Красную книгу. Видимо днём, все туши идут у индейцев в начинку для эмпанад.(рис.48) Несколько раз мы видели живых муравьедов, они косолапо брели по дороге, но как только мы останавливались и доставали фотокамеру, пружинисто прыгали в кусты, и карабраясь по веткам исчезали в сельве. Говорят, что благодаря своим длинным когтям, которым позавидует и Фредди Крюгер, муравьед легко расправляется с охотничьми собаками. Да и людям желающих его схватить или погладить, порой наносит серьёзные увечья.
Чтоб быстро доехать обратно, и не останавливаться для еды, мы загрузились водой, ромом, бананами и черемоей. Черемоя –тропический фрукт, внешне похожий на артишок.

Описать его вкус нелегко, даже, охочий до него Марк Твен, сказал лишь: « сама вкусность» ( “deliciousness itself “- мне уже писали комрады ,про «переводчика –неибацца» поэтому вот так по английски)
Так что добрались мы обратно,на Маргариту, без особых приключений, и в прекрасном расположении духа, проехав за 5 дней 3000 км.(рис.50)

Фотоотчет: как это было на Лос Фраилес

Los Frailes Isla Margarita

Архипелаг из десяти небольших островов кораллового происхождения – Лос Фраилес (Монахи) находится в 15 км к северо-востоку от острова Маргарита. Общая площадь этих островов около 192 гектаров (1.92 кв. км)
Самый большой из островов длинной 2.2 км называется Пуэрто Реаль или Фраиле Гранде.
К нему мы и отправились с группой бывалых путешественников. Все они работники аэропорта, а именно диспетчеры полётов, или «дирижеры неба», как уважительно зовут их внуковские вороны.
Чтоб не переплачивать безответственным турагентствам, этот морской поход решено было провести самостоятельно. Я вызвался быть переводчиком и организатором этого захватывающего путешествия.
Накануне я провёл переговоры с «пиратами» так зовут капитанов рыбацких шхун, которые готовы предоставить свою шхуну для подобного мероприятия, и занять пустующий навес на острове Фраиле. Обычно проще найти нужную вам шхуну через торговцев рыбой на местном пляже. Цена зависит от многих факторов, но не превышает 40 долларов с человека, за все услуги, включая ароматный карибский ром. Место это носит название Эль Тирано в память о легендарном конкистадоре Лопесе де Агирре
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/5/5e/Lope_de_Aguirre_2.jpg/200px-Lope_de_Aguirre_2.jpg
который собрал настоящую пиратскую армию на острове Маргарита, объявил себя принцем Перу и отправился завоёвывать материковую Венесуэлу в 1561 году. Поход по материку его был не долгим и закончился для него не важно, но, тем не менее, память о его суровом нраве хранится в географическом названии этой приморской деревни.
На пляж Эль Тирано мы прибыли к 8 утра, и после небольшой экскурсии и погрузки, были готовы к выходу в открытое море.
Будучи путешественником, в основном сухопутным, я обычно присматриваю за капитаном, чтоб понять, как обстоят дела.
Вид нашего капитана, по имени «Бомба», и то, как недоверчиво он смотрел на огромные волны, перед отплытием, не очень-то обнадёживал.

Представитель лицензионного турагентства высокомерно взирала из-под крыши соседнего баркаса.
Однако, покопавшись в моторе, снявшись с мели при помощи всех имеющихся на берегу рыбаков, мы вышли в море. Обдуваемый крепким ветром, орошаемый брызгами и периодически получая по заду доской-лавочкой , я наблюдал за морскими птицами и слушал песню о защитной гимнастёрке исполняемую дамами, которая временами перекрывала рёв двух японских моторов.
Не твёрдой походкой мы выгрузились на необитаемом острове, заняв чей-то уютный навес.
Пройдя таможенный осмотр багажа, мы принялись наблюдать за птицами, которых было великое множество.
Траурные граклы полностью доверяли «дирижёрам неба» пили с ними пиво и ели хлеб. На фоне изумительной лазурной воды летали бурые пеликаны, не менее бурые олуши и множество фрегатов.
Не откладывая этого дела в долгий ящик, мы занялись изучением подводного мира. Вода была на редкость прозрачной и спокойной. Увы, никакие фото и видео съемки не способны передать красот подводного многообразия жизни.
Оставив половину группы наблюдать за приготовлением и сервировкой обеда, мы отправились кружить между островов архипелага в поисках глубоких мест для погружения. Изумительно прозрачное место напомнило мне горячо любимый россиянами Шарм Эль Шейх. Вдоволь поныряв, мы стали ловить тунцов на троллинг, следуя за стаями фрегатов, которые безошибочно указывают рыбакам косяки рыбы. Мелкие тунцы, которых зовут тут «Карачана» попадались на пустые крючки с пучками ниток.
Проведя час за всеми этими увлекательными занятиями, мы вернулись на базу. Подплывая к берегу, мы услышали пение, и радостные крики ожидавших нас на берегу. Всё это заставило меня усомниться в том, что 2 литра рома и 2 ящика пива достаточное количество жидкости для такой группы, как наша.
Тем не менее, обед удался, и мы вернулись на берег к 3 часам дня очень довольные итогами мероприятия.

http://flash.uz