История отважного летчика, отличного самолета и огромного водопада в тропиках Венесуэлы.

С признательностью и уважением мы перевели на русский язык интересную статью о легендарном летчике Джимми Анхеле : Самолет G-2-W Фламинго – «Река Карони» Джимми Анхеля.

Оригинал статьи находится на сайте венесуэльской гражданской авиации:

Статья о самолете Фламинго и Джимми Анхеле на испанском языке

По случаю 60-й годовщины со дня смерти лётчика из США Джимми Анхеля, ушедшего из жизни 8 декабря 1956 года, и 80-й годовщины со дня его драматической посадки на вершине горы Ауянтепуй 9 октября 1937 года, представился хороший случай написать о его жизни и судьбе его самолета марки Фламинго, по имени «Река Карони» много работавшего под регистрационным номером NC9487, с целью уточнить ряд заблуждений, которые сохраняются в течении долгого времени, относительно его местонахождения, спасения, изготовления копии, местонахождения копии этой машины и прочих самолётах Джимми Анхеля.

Самолет Фламинго «Река Карони» был одним из самолётов купленных пилотом и искателем приключений в венесуэльской сельве Джимми Анхелем, для своих поисковых работ предположительно в 1921-1923 годах, в районе «золотой реки» на «горе 3000 метровой высоты» в Венесуэле, называемой Ауянтепуй.

Джимми Анхель. Водопад и посадка на поверхности Ауянтепуя.

Согласно книге «Дьявольская гора» опубликованной в Нью Йорке 1942, которую следует считать художественной литературой, Джимми Анхель был принят на работу пилотом в компанию ООО « Золото Карони»
в 1935 году, и там он пообещал горному инженеру Л.Р. Деннинсону, автору книги, что покажет ему «самый высокий водопад в мире», который он видел во время своего полета 16 или 18 ноября 1933 года.
Совершая эти полеты на другом самолете купленном в том же году, 24 марта 1935, было установлено что невозможно приземлится на поверхности Ауянтепуя, так что Деннинсон увидел с воздуха водопад, который воодушевившись назвал «Водопад Анхель».

Конечно, в своей книге «Правда о Джимме Анхеле и водопаде Анхель», двоюродная сестра Джимми Анхеля, упоминает об этом событие, как имевшем место во время некой встрече в Каракасе в 1937 году, когда шла подготовка к путешествию, результатом которого стало приземление на поверхности Ауянтепуя.
На этой встрече, Анхель познакомился с инженером и иследователем Густавом «Кабуя» Эни, заинтересованным в участии в проекте. Когда они обсуждали, водопад, он спросил как он называется, и не получил ответа. Тогда, именно Эни предложил дать имя водопаду Анхель по фамилии Джимми, который этот водопад открыл.
Водопад уже конечно был известен местным индейцам, и существовал эскиз 1910 года, лейтенанта венесуэльского военно-морского флота Эрнесто Санчеса Круса, которому было поручено исследование Домом Блом
из Сьюдада Боливар, и на карте 1929 года горы Ауянтепуй (поначалу известной как ЙаЙуйантепуй) сделанной испанским исследователем
и моряком Феликсом Кардоном Пуигом, для Министерства развития, водопад обозначен как Пакупай-Меру (па — место, купай — лагуна, меру – водопад), «Водопад из лагуны» (сегодня его зовут Керепакупайвена, что означает «Водопад самого глубокого места». Это была та самая карта, которую использовали Деннинсон и Анхель в 1935 году. Проблемы с самолетом заставили их вернутся на аэродром.
Керепакупайвена или Водопад Анхель, это самый высокий непрерывный и бесперебойный водопад в мире, в 15 раз выше Ниагарского водопада, высота падения воды с поверхности Ауянтепуя 972 метра, в сельве Гуаянского нагорья, в национальном парке Канайма.
В декабре 1936 года Анхель, связался с Деннинсоном в США и сказал, что купил самолет, который назвал «Река Карони» в честь реки, течение, которой с юга на север, до слияния с Ориноко, служит главным ориентиром для полетов в Гран Саване. Затем в поисках инвестиций,
Анхель вернулся в Венесуэлу в 1937 году, где познакомился с Феликсом Кардоной, с которым начал летать. Именно Кардона, был тем, кто 10 мая 1937 года сфотографировал с воздуха в первый раз водопады Ауянтепуя, хотя они и не нашли место, где можно было бы приземлиться.
Затем, растеряв своих спонсоров и пережив серию неудачных экспедиций по суше проделанных Кардоной на протяжении нескольких месяцев, Анхель отправился в Баранкийю чтоб подремонтировать самолет , а затем возвратился в Каракас чтоб найти новых компаньонов. Из Каракаса в Сьюдад Боливар он вернулся в сентябре 1937 года, с Густавом Эни и Кардоной, в числе прочих.

Все они отправились из лагеря Гуаярака (с южной стороны Ауянтепуя ) — Анхель, Кардона, Эни и один нанятый им человек с большим опытом экспедиций в сельве, по имени Мигель Дельгадо.

После череды неудач, Эни был заметно обеспокоен, согласно рассказу Кардоны, он сказал Анхелю, что будь что будет (вплоть до порчи самолёта) лишь бы в том месте было золото. Анхель уверил, что был там и знает очень хорошо где это. Они найдут золото так или иначе.
Джимми Анхель согласился лететь на вершину горы, но сначала отправился за своей женой, Марией Анхель, которая была в Сьюдаде Боливар, чтоб полететь с ней.

В субботу 9 октября 1937 года, в 11 утра, Джимми Анхель с женой Марией, Густаво Эни и Мигелем Дельгадо, взлетел на Фламинго «Река Карони». Кардона отказался лететь с ними, осознавая опасность приземления. На самолете было установлено радио, связанное с другим радио в лагере, чтоб поддерживать контакт с Кардоной.
Затем, по прошествии времени, в 11.45 Анхель выбрал место кажущееся подходящим. Он выключил зажигание и подачу топлива и плавно коснулся земли, и как положено покатился по земле, до тех пор пока колёса, особенно левое не провалилось и попало на кочку покрытую травой резко задержав самолет, который уткнулся носом в землю, погрузив мотор в грязь с хвостом задранным вверх. Ни самолет не экипаж не пострадали, если не считать незначительных ушибов и одного перебитого бензопровода.

Они попытались вытащить самолет, но безуспешно. Радио не работало. Кардона ждавший новостей, до наступления темноты сделал несколько попыток связаться с ними, но не получил ответа. Один из сигналов был услышан в Каракасе, и это встревожило родственников Эни. Тем временем, имея достаточно припасов, члены экспедиции решили обследовать поверхность Ауянтепуя на предмет золота, следуя первоначальному плану, который и привел их сюда.
Спустя два дня, стало понятно, что золота найти не удалось и самолет «Река Карони» безнадёжно завяз в грязи. Анхель написал такую записку :
«От Джимми Анхеля. Этот самолет Фламинго приземлился здесь в субботу 9 октября 1937 года в 11.45, посадка была намеренной и была прервана на этом месте. Пробег самолёта по земле составил 230 м прежде чем попал на мягкий участок грунта и завяз. Повреждено левое крыло, перебит шланг масляного радиатора. Нет видимых повреждений пассажиров, госпожи Анхель, Густаво Эни, Мигеля Дельгадо. Сегодня, 11 октября вы выходим в добром здравии в направлении лагеря Камарата, наше радио полностью сломано».

Проведя три дня на вершине, было решено начать спуск. Под руководством Эни, который уже разведал часть обратного пути с Кардоной. Прежде чем начать свой долгий переход в Камарату, экипаж при помощи верёвок освободил нос самолета из грязи, потому что Джимми не хотел оставлять свой самолёт в таком недостойном положении. Распустив ткань на полоски они выложили на крыле надпись «Всё в порядке» и стрелку указывавшую направление в котором пошла их группа.

При помощи веревок, которые они захватили с собой, они спускались по вертикальной стене горы. Возвращение заняло 10 дней, в то время как самолёт Локхид Электра венесуэльской авиакомпании Аэропосталь безуспешно облетал зону горы в поисках Фламинго, но была плохая видимость. В один из перерывов между поисковыми облётами самолет преземлился в Урейене, чтоб узнать нет ли каких новостей, и там они повстречали прибывших с горы исследователей живых и здоровых.

Самолет Фламинго «Река Карони» оставался на этом месте 33 года.

Водопад официально окрестили Анхелем, в публикации «Исследования Гран Саванны» написанной С.И. Агирревере, В.М. Лопесом, С.О. Дельгадо и К.А. Фримэном в журнале Министерства Развития, Том III, № 19 от декабря 1939 года » в знак уважения к его популяризатору известному летчику Джеймсу (Джимми) Анхелю».
Джимми Анхель, в свою очередь в тот же год вернулся в регион с новым самолетом, и летал до тех пор пока после трёх аварий, включая смерть военного летчика во время спасательной экспедиции Джимми Анхеля и его пассажиров, после падения Анхеля в результате нехватки топлива, ему было запрещено летать в Венесуэле в 1942 году.

¿Ryan Flamingo?

Одна из наиболее серьезных заблуждений относительно самолёта модели Фламинго, это изготовитель. В течении десятилетий упоминается о Риан Фламинго, что совершенно не правильно. Таким образом выставлялся в Музее авиации военно воздушных сил Венесуэлы в Маракае, и также появлялись упоминания об этом в различных документах,журналах и даже книгах. В других случаях его называют «цельнометаллический Фламинго».

Истинный изготовитель это «Метал Эиркрафт Корпорация» с аэродрома Лункен Синсинати Огайо,США. Использование имени Рьян в Венесуэле происходит от самолёта «Дух Святого Луиса» Чарльза Линберга, который посещал Венесуэлу в 1928 году на борту своего известного Рьяна НИП.
На самом деле,в своем обзоре посвященному авиационному шоу в Детройте в мае 1928 года, журнал «Полет» описывает самолёт, как «металлическая версия самолёта Дух Святого Луиса». В свою очередь, наименование «цельнометаллический» Фламинго, происходит из того, что вся конструкция самолета выполнена из металла, а название модели «цельнометаллический» взято в кавычки.
«Метал Эиркрафт Корпорация» сформирмировалась в мае 1928 года, на базе Корпорации Томас И. Халпин и продолжила развититие Халпин Спешал, по выпуску цельнометаллических одномоторных пассажирских самолётов с верхним крылом в начале 1928 года.

Самолет, сконструированный Ральфом Граиченом для Томас И.Халпин и разработанный G-MT-6 (от Граичен металлический 6 местный самолет), был зарегистрированный Х4487 и послуживший прототипом цельнометаллического Фламинго.

По информации, которую можно найти в сети, существовало два прототипа одного самолёта, оснащенных двигателем Pratt & Whitney Hornet на 525 л.с. и Wasp на 410 л.с., что подтверждается сохранившимися свидетельствами о регистрации.

В продолжение модельного ряда, развивался металлический фламинго G-1, первый в серии 5-и местный, с мотором P&W Wasp на 450 л.с, был создан в единственном экземпляре. Об этом нам известно из свидетельства о регистрации C7960,сертифицированного по типу 2-19. Следующим был создан Фламинго G-2, 6-и местный о котором нам известно из свидетельства о регистрации NC588 , сертифицированного по типу 2-63.
В 1929 году предприятие переехало на другой завод расположенный на аэродроме Лункен, для производства модели Фламинго G-2, по распоряжению № 192, о выпуске пробной партии Министерства торговли. Эта модель была представлена на авиа-шоу «Национальные авиа-гонки» 1929 году авиатором Элинором Смитом.

Фламинго G-2 имел вариации на 6 и 8 мест. Фламинго G-2-W, был 8 местным, оснащался мотором Pratt & Whitney Wasp на 410 л.с.,таких было выпущено 21 самолет , согласно сертификату
№ 192, 2-62.
Модификация Н, 6-8 местная , оснащалась мотором Pratt & Whitney Hornet на 525 л.с., вышла в количестве 2-х экз. согласно сертификатам №№ 192, 2-67 и 2-75. При этом 2-67 был самолетом на 6 мест и 2-75 на 8 мест.

«Река Карони», зарегистрирован под номером NC9487, как самолет модели G-2-W. Самолет Фламинго получил сертификат 2-62 31 июля 1929 , как модель на 8 мест грузоподъемностью 2636 кг.
Корпорация металлических самолетов выпустила брошюру, в которой обсуждались преимущества цельнометаллических самолетов. Брошюра была адресована компаниям занимающихся коммерческими перевозками. Основной интерес для них представляло то, что можно было достичь наибольшей выгоды от своих долгосрочных инвестиций сведя к минимуму расходы на содержание такого самолёта. Фламинго идеально подходил различным авиалиниям, как легкий самолет для ежедневных полетов и перевозки почты.
Авиакомпании, включая Embry-Riddle (обслуживавшая линию Цинциннати — Индианаполис-Чикаго); авиакомпания Mason & Dixon Air Lines (которая летала из Цинциннати в Детройт); авиакомпания «US Airways»(летающая из Канзас Сити в Денвер) инвестировали средства в эти самолеты.
Брошюра также упоминала о выгоде , технических характеристиках и данных о производительности авиа перевозок. Пилот Фламинго имеющего радиальный мотор Pratt & Whitney на 450 л.с. охлаждал мотор воздухом. С мотором Wasp, самолет летел со скоростью 185 км в час (100 узлов) и максимально до 217 км в час (117 узлов). Для пилота это был «экстраординареный мотор» позволяющий предотвратить какую-нибудь неисправность в воздухе. Большинство моторов крепилось за кольцо болтами к каркасу. Рычаг шел к мотору из кабины пилота. Бак для масла был из алюминия, емкость была рассчитана на 14 галонов и заливалась 11 галонами масла. Она крепилась впереди защитной стенки двигателя. Топливо поступало в мотор из баков расположенных в крыльях самотеком.

Штурвал и рулевая колонка самолета Фламинго имела уникальную конструкцию, там использовался центральный поворотный механизм позволяющий передать управление на соседнее кресло пилота, чтоб управлять самолетом с любого из двух кресел.

Кроме того Фламинго имел два независимых комплекта педалей тормоза для колес шасси.

Крылья были изготовлены полностью из дюраль алюминия, ланжероны были одиночные, фланцы были сконструированы из дюралевых уголков и пустотелых профилей расположенных между ними. Каждое крыло имело по 36 ребер жесткости, между ними были листы дюраля, с ребрами жесткости и отверстиями для облегчения конструкции.
Два бензобака, емкостью 284 литра каждый, располагались в крыльях.
Заливное отверстие было диаметром 8.75 см, что позволяло заправку топливом без воронки.
Крылья крепились упорами с боков фюзеляжа, что создавало открытое пространство для обзора из кабины. Поверхность крыла строилась из листового дюраль алюминия толщиной 3,5 мм, гофрированного через каждые 7.5 см полукруглыми волнами. Закрылки были обычными, управлялись независимо и располагались в 30 см от края крыла.
Фюзеляж был сварен из стальных труб по всей длине без переборок. Металлическая обшивка крепилась к пустотелым дюралевым направляющим заклепками. Главный салон был шириной 1.27 м, высотой 1.52 м и длинной 4.27 м, экипирован креслами прикрепленными к полу. Пассажиры заходили в салон через главную дверь с правой стороны, позади кабины пилотов, в то время дверь в кабину пилотов располагалась с левой стороны. В хвосте был туалет и отдел для почты и багажа объемом 1.13 куб. метра
Шасси были из хром молибденового сплава, и были оснащены газовыми амортизаторами. Ширина колеи была 3 м и шасси были
32 х 6

По оснащению было следующее: стартер, магнета, указатель уровня топлива на панели, датчики мотора, высотомер, компас, указатель скорости ветра, часы, указатель угла поворота, датчик давления масла, указатель температуры масла, прерыватель зажигания, огнетушитель.

Первые Фламинго имели гарантию на прочность структуры самолета в 90 дней, но вскоре после демонстрации их прочности, срок гарантии был продлен до 6, а затем и 10 лет, потому что производители были уверены в том, что самолеты так хороши, что не будут нуждаться в заменах структурных элементов и в поверхности обшивки.
Фактом является то, что самолет NC9847 Джимми Анхеля провел 33 года на поверхности Ауянтепуя без серьезных ухудшений.

Технические характеристики:

Обозначение: G-2-W
Тип: Металлический моноплан
Двигатель: Мотор радиального типа P&W Wasp 410 л.с.
Вместимость: 6-8 мест
Длина: 9, 9 m
Высота: 2,9 m
Масса: 1.345 кг
Максимальный вес: 2.545 Kg
Грузоподъемность: 660 Kg
Максимальная скорость: 217 км/ч
Крейсерская скорость: 185 км/ч
Скорость при посадке: 80 км/ч
Скорость подъема: 4,1 м/с
Дальность полета: 1.600 км
Стоимость: $21.000

В след за Фламинго, «Метал Эиркрафт Корпорация» выпустила в 1929 году цельно-металлический самолет «трансшип», другой моноплан с высоким крылом. Компания была продана в сентябре 1929 года Роберту Шрайверу, из Коломбо, Огайо, вместе с авиакомпанией Mason & Dixon. Экономическая депрессия наступившая в США в октябре 1929 означала крах этой, и многих других маленьких и больших самолетостроительных компаний.

Спасение: «Операция Ауянтепуй».

Как говорилась ранее, самолет G-2-W Фламинго «Река Карони» оставался на поверхности Ауянтепуя целых 33 года. В 1964 году, Общество защиты национальных культурного и исторического наследия, в официальном издании министерства внутренних дел от 27 сентября 1964 года № 27.533 признало самолет Джимми Анхеля «Национальным памятником истории», и рекомендовало вытащить его из болота и установить на постамент, проведя необходимые работы по реставрации и предохранению. Не известно какие работы проводились в этом направлении в период с 1964 по 1970.
Вслед за декретом, в 1965 году, Ролан Анхель, один из двух сыновей Джими Анхеля, посетил местонахождение самолёта со своим двоюродным братом Аленом Веллером, с целью установить памятную табличку на самолет. С ними был фотограф журнала «Лайф» Карл Майданс.

В январе 1970, по причине «50-и летнего юбилейного года авиации Венесуэлы», в соответствии с декретом Президента № 213, и как часть программы юбилейного года, было принято решения силами военновоздушных сил Венесуэлы провести операцию по спасению самолета Джимми Анхеля с поверхности горы, потерпевшему аварию 09.10.1937, операции присвоено название «Операция Ауянтепуй» под командованием полковника авиации Эдгара Суавеса Миера и Терана, в начале февраля 1970 года, при поддержке группы воздушного транспорта №6 и группы спецназа № 10 военно-воздушных сил Венесуэлы.
Была идея восстановить самолет у впоследствии поместить на тоже место. Группа была сформирована из полковника Мьера и Терана, подполковника Х.В. Гонзалеса, капитана Х.Е. Лаурентина, военнослужащих Фускса,Мора, Х.А. Вальдеррама, доктора В. Сильва, сержанта Меркая и солдат Луиса Пульгара и Фрациско Монсальве. Гражданские лица — Мартин Товар и Родерик Рюмер (из венесуэльской федерации аероклубов); Нестор Родригез Ламелас ( кинорежиссер), писатель Оскар Янес (с центрального телевидения), Л. Оберто и М.Грихальба (с 5 канала ТВ); Н.Паниц,О.Дом и Монсерат (Группа Спасатели Венесуэлла); Виктор Мальдонадо, Карлос Аренас, Антонио Антонио Маркес Бейо ( Радио Клуб Венесуэлы) и мэр Франциско Марин.
Были задействованы самолет Fairchild C-123 и вертолет Bell UH1H с базы в Канайме. Пилотировал капитан Рафаель Фернандес Лопес, а помощник пилота капитан Переней Браво представлял необходимые данные логистики.

Согласно рассказу Хуана Энрике Лаурентину Рохесу, вначале у спасателей было много сложностей с перемещением в этой зоне. Многие из них терялись в сотне или двух сотнях метров от лагеря, поверхность была очень зыбкой.С целью выиграть время и выполнить задачу немедля был дан приказ начать разборку самолета.
Следуя строгой последовательности разборки, учитывая что хвост самолёта задран вверх, он был перемещен в горизонтальное положение, начали разборку крыльев и с этим не было проблем кроме того что они были очень длинными и их необходимо было разделить на секции и сформировать два тюка с 4-я секциями каждый, которые были отправлены одним рейсом на вертолете на базу в Канайму раньше чем облака затянули поверхность горы.
По поводу этой сцены Оскар Йанес заявил, что :что части самолета возвращаются в места которые так любил, и о которых рассказал всему миру Джимми Анхель.
Три дня продолжалась разборка фюзеляжа, наибольшую сложность представило разборка шасси, опоры и болты на них полностью заржавели. Затем полностью был разобран хвост, отсоединены рули высоты и направления. Все двигалось с большим трудом, после стояния самолета под открытым небом в течении 33 лет.
Части хвостового оперения были отнесены к вертолетной площадке и оттуда были спущены в Канайму.

Затем осталось самое сложное, фюзеляж и мотор; фюзеляж потому что он около 8 метров, и мотор тяжелый по весу, винт которого оставался застрявшим в земле 33 года. Для демонтажа мотора. сняли пропеллер без особых сложностей, потому что с удивлением отметили что шпильки крепления были смазанны машинным маслом.Затем настала очередь фюзеляжа, который нужно было разделить на три части.Которые оттащили к месту отправки в Канайму.

Транспортировка этих частей представляла некоторую сложность, особенно мотор, уже при поднятии в вертолет стропами, начало раскачиваться и бесконтрольно болтаться, что представляло опасность для вертолета, что заставило пилотов вновь приземлится. После нескольких попыток им удалось правильно разместить груз и доставить его на базу. И оттуда, на самолете С-123, Фламинго «Река Карони» был переправлен в Маракай, штат Арагуа, на реставрацию.

Операция по спасению заняла девять дней, с 6 по 15 февраля 1970 года, согласно докладу в издании «Эль Универсаль».

Копия.

Военно-воздушные силы спасшие Металлического Фламинго с намерением починить его и возвратить на свое место на вершине Ауянтепуя. Кроме того они изготовили копию в музее аэронавтики военно-воздушных сил Венесуэлы. Копия была изготовлена Педро Урбано в пропорции 1:1, адаптировав ее к установке мотора Beech 18. Урбано создавал эту копиюмежду 1974 и 1975 годами на протяжении 4-х месяцев.

В источниках не сохранилось сведений с какой целью делалась эта копия. Возможно, собирались установить эту копию на поверхности Ауянтепуя, в то время как оригинальный самолет оставить в музее аэронавтики военно-воздушных сил Венесуэлы. Но давление со стороны штата Боливар направленное на возвращение оригинала, привело к тому что копия осталась в экспозиции музея с 1980 года.

Согласно информации, любезно представленной нашим другом Антонио Мария Валера Оропеса, эта копия, что сначала находилась в музее аеронавтики военно-воздушных сил Венесуэлы,затем была перевезена на воздушную базу Эль Либертадор, чтоб отреставрировать повреждения корпуса, но в конце концов была передана в зону известную как «Эль Карнеро», которая на сегодняшний день не существует.

Оригинал.

Однажды спасшись с Ауянтепуя в 70-м году, с обещанием вернуть его снова на своё место, Металлический Фламинго «Река Карони» прошел процесс реставрации на протяжении 60 дней, и был показан на различных воздушных базах страны по причине «Юбилейного года авиации Венесуэлы».
Было написано много протестов из штата Боливар по поводу того что самолет не вернули после реставрации. Губернатор штата высказал публичный протест в газете «Унверсал» от 29 декабря 1970 года; Алехандро Лаиме, который был гидом фото-журналиста Руфь Робертсон в их экспедиции по определению высоты водопада Анхель, 1949 года, выступил в печати 30 января 1971 года со словами: «Ждём возвращения самолета Джимми на Ауянтепуй».
Не прошло и 10 лет со дня своего спасения с Ауянтепуя, в 1980 году Фламинго «Река Карони» вернулся в штат Боливар.Но он не вернулся на Ауянтепуй. Он был установлен на постамент в сквере Леонардо Руиза Пинеды, в национальном аэропорту Томаса де Эреса, города Сьюдад Боливар, на место своей постоянной «выставки».
Сегодня тот самый выживший самолет стоит на постаменте в садике возле пассажирского аеропорта Томаса де Эреса, города Сьюдад Боливар. Его шасси защищены бетоном от непогоды, вандализма и проходящего неподалеку транспорта.
В начале 2000 некто похожий на пьяного разбился на машине и повредил хвост самолета. Ремонт был сделан благодаря фирме Авенса, но может быть не идеальным образом. Также заметно что некоторые пытаются использовать самолет как урну для мусора и бутылок.
В официальном издании Министерства культуры от 22 июля 2005 года № 38.234 самолет был зарегистрирован в 1 переписи культурного наследия 2004-2005.
Упорное давление на штат Боливар оказывается в отношении того что самолет должен быть вывезен из города. Потому что это уникальный экспонат существующий в мире, и таких в принципе было выпущено мало и необходимобережно хранить его, под крышей построенной для этих целей.
Альфредо Шаель, директор музея транспорта Каракаса представил в правительство штата Боливар несколько проектов, подготовленных адекватно, предлагающих обеспечить хранение в том же самом аэропорту, преобразовав один из имеющихся ангаров в туристический центр, посвященный Гран Саванне и Гуаянскому нагорью. Который расположится вокруг этого знаменитого бесценного экспоната международного значения, в данный момент так ущемленного.
Существуют и другие альтернативы, такие как перевезти экспонат в музей транспорта в Каракас, или вернуть в Музей Аэронавтики военно-воздушных сил в Маракай.
По мнению Карен Анхель, племянницы Анхеля, Джимми никогда и не мечтал, что его самолет признают национальным памятником, или что его принадлежность городу или местонахождение могут стать причиной конфликтов.

Задолго до этого, как то раз, Патриция Грант спрашивала Анхеля не хотел бы он снять самолет с Ауянтепуя, и Джимми отвечал: « Нет, пока он наверху, будет память обо мне»

Виртуальный Фламинго.

Для любителей виртуальных полетов, существует программа виртуального полета на цельнометаллическом Фламинго G-2-W, написанная Краигом Ричардсоном из «Classic Wings/Rara-Avis Sims, которая соответствует версии «Река Карони». Для этой программы Хуан Эрнесто Оропеса написал виды Гран Саванны, скачать это можно кликнув на модель самолета в тексте оригинальной версии статьи на сайте: Статья о самолете Фламинго и Джимми Анхеле на испанском языке

Другие самолеты Анхеля.
Согласно фотокопии бортового журнала полетов Джимми Анхеля, относительно полетов 16 или 18 ноября 1933 года, в котором Анхель сообщает в первый раз о водопаде носящем его имя, полет состоялся на самолете Curtiss-Wright CW-6B Sedan со свидетельством NC431W, с номером 6B-2038, по сути это Travel Air 6000-B, который потом был куплен компанией Куртис-Райт. Был один из 4-х последних самолетов носивших номер Трэвел Эир. Среди наблюдений этого дня, Анхель написал : «Я нашел для себя водопад».
Согласно тому что написано в книге горного инженера Деннинсона, компания ООО «Золото Карони» наняла Джимми Анхеля в 1935 году и направила его в Калифорнию для покупки самолета моноплана Цесна, на котором собирались летать в Венесуэле, по маршрутам в Центральную Америку и Колумбию. Анхель прибыл в Павиче 24 марта 1935 годасо своим братом, и руководителем компании которая его наняла, на одномоторной Цесне красного цвета, совершенно определенно модели Цесна А.Этот самолет не регистрировался в Венесуэле. В тот же день был совершен полет на Ауянтепуй, и именно по этому случаю Деннинсон видел «Водопад Анхель» в первый раз. Этот самолет не перенес ни тяжести эксплуатации, ни климата и был списан.
Последующий самолет — цельнометаллический Фламинго, который остался под открытым небом на поверхности Ауянтепуя, был следующим самолетом Джимми Анхеля в Венесуэле.
Относительно цельнометаллического самолета Гамильтон Н47, №62, свидетельство NC854E, построенный в компании Hamilton Metalplane Company, дочерней компанией производящей пропеллеры, известной как Hamilton Standard, по проекту Джеймса Смита Мак Донела, на тот момент являющимся руковолителем компании.
Этот самолет потерпел крушение в Гондурасе, 20 сентября 1943 года, и его остатки перевезли в Тегусигальпа, на запчасти.
Как занятный анекдот, можно привести историю очевидца, что этот самолет был вымыт в Бока дель Рио, который потом был первым авиа контролером Венесуэлы, дон Рубен Альфонсо Хименес, в 1942 получил от Джимми Анхеля астрономические чаевые. Дон Рубен рассказал свою историю так:
«В конце сороковых, будучи подростком я был на каникулах в Бока дель Рио, и был один знакомый работающий на мойке, когда приземлился самолет это привлекло мое внимание потому что на этой площадке была только мойка. Пилот спросил администратора о наличии механика. Я спросил моего знакомого, кто это был и он сказал: Джимми Анхель. Я в свою очередь удивился потому что читал о его исторических деяниях. Не вдаваясь в детали, он спросил кто хотел бы помыть самолет, никто не ответил, все механики были заняты своей работой и я робко поднял палец. С ведром воды, тряпкой и бензином я выполнил свое обещание. Закончив я сказал: «Ок, Мистер, готово!» Он мне ответил: «Спасибо!» Сунул руку в карман и мне дал 1 фуэрте боливар, такого я не ожидал и не рассчитывал. На эти деньги я наслаждался целую неделю, посмотрел все фильмы в кинотеатре Миранда, научился пить пиво и напоследок купил темные очки чтоб понравится одной девчонке с угла на муравейнике (маракайцы того времени знают где это).

Последний полет Джимми Анхеля.

Конец Джимми Анхеля, как и можно было ожидать пришел в полете.Во время полета в Панаму, во время немного грубой посадки, какой то тяжелый предмет загруженный в самолет отскочил и ударил его по голове. Так что вследствии удара наступил паралич и потеря сознания.
Прошло 8 месяцев в течении которых он итак и не смок оправится от последствий удара, 8 декабря 1956 года он умер.
В 1960 году , его вдова, госпожа Мария Анхель со своими сыновьями Джимми и Роланом и с пеплом своего супруга Джимми, прибыла в Венесуэлу чтоб развеять с самолета над водопадом, названным его именем. Это и было сделано с маленького самолета, в то время как вдова и дети присутствовали на этой церемонии на борту самолета DC-3, запечатлев навечно его союз с водопадом, который помог ему стать известным, также как и сам стал известным.

Книги о Джимми Анхеле и его самолете «Река Карони».

Помимо книги Л.Р. Деннинсона, лишь несколько книг посвящено именно авиатору и его самолёту, среди них:
«Джимми Анхель. Между золотом и дьяволом.» Написана Алфредом Шаелем, директором Музея транспорта в Каракасе.

«Правда или вызов. История Джимми Анхеля». Написано голландским писателем Хен Вилемом Вриесом.

Все написанное выражает моё восхищение конструктором, а также хозяином и пилотом этого замечательного самолета, которые не только открыли символ венесуэльской земли и венесуэльцев, но и выдержали испытание временем несмотря на леность официальных властей. Надеюсь, что этот акт уважения послужит стимулом продолжить дело сохранения замечательного самолета.

Алехандро Ираускин.

Венесуэла. Канайма, Рорайма, Дельта Ориноко 16 дней.

«Подошли ли мы действительно к Неведомой стране, стоим ли на подступах к Затерянному миру …»

Конан Дойль «Затерянный мир»

В научно-фантастическом романе Сэр Артур Конан Дойл писал о вполне конкретных географических объектах расположенных на Гвианском нагорье в тропиках Венесуэлы.
Внимание всего мирового научного сообщества, в то время, было обращено к вершине Рораймы после публикации ряда статей об открытии новых видов растений и животных, сделанных британским исследователем Сэром Эверардом им Турном после восхождения на Рорайму, предпринятым им в 1884 году в компании Гарри Перкинса. Описание новых видов прямо и косвенно доказывало, что поверхность этого горного плато оставалась сушей со времен расхождения материков первобытного континента Гондваны 150 млн. лет назад и ее эндемичные обитатели старше, чем вымершие впоследствии динозавры.
Последующие экспедиции на вершину Рораймы позволили собрать уникальный материал, но и по сей день, гора таит множество загадок. Ученые доказали, что самая чистая вода на земле находится на этой вершине. Удивительно чистый воздух и мистическая атмосфера привлекают сюда путешественников со всего мира.
В Венесуэле многое имеет приставку «самый» и чтоб не быть голословными перечислим лишь некоторые объекты: самый высокий водопад в мире – водопад Анхель, самая древняя суша – Рорайма, самый крупный геоглиф – Амазонас, самая крупная бабочка – Тизания агрипина, самое большое озеро Южной Америки – Маракайбо, самый дешевый бензин в мире, самые красивые женщины, хотя последнее весьма субьективно.
Кроме того здесь дышится легко, дышится свободой, это по истине райский уголок: чистое море, прозрачное высокое небо, горы и многочисленные водопады, и очень высокие и маленькие, которые попадаются на каждом шагу среди пышной тропической флоры и удивительной фауны. Здесь вдали от суеты цивилизации человек чувствует, что он часть Природы, и ощущает умиротворение, слушая воркование горных рек, пение птиц и стрекотание цикад, созерцая величие поросших джунглями горных вершин.
Огромное многообразие ландшафтов и мягкий теплый климат несомненно не оставят Вас равнодушными. Обилие птиц, цветов и животных позволит создать множество уникальных фотоснимков, видеороликов и совершить много открытий.
Нетронутые цивилизацией тропические леса Венесуэлы до сих пор таят много загадок.
Основной целью нашего путешествия в Венесуэлу является расположенный на Гвианском нагорье национальный парк «Канайма», который знаменит столовыми горами с плоскими вершинами – тепуями.
Самые известные тепуи парка это: Ауянтепуй (2450 м), с которого спадает самый высокий водопад мира – Анхель (979 м), и Рорайма (2810 м), которая была описана впервые немецкими естествоиспытателями, работающими в интересах Британии братьями Робертом и Рихардом Шомбургками в 1839 году.

Венесуэла с Рораймой (16 дней)

День 1. Каракас – Пуэрто Ордас. Мы прибываем в Каракас, хорошенько выспавшись за время трансатлантического перелёта, встречаемся с гидом-инструктором нашей экспедиции и переходим в зал внутреннего аэропорта. Нам предстоит перелет в глубь страны в Пуэрто Ордас. Этот город расположен на слиянии 2-х крупнейших венесуэльских рек Ориноко и Карони и является «воротами» в полную загадок область экваториальной Венесуэлы «Гран Саванну». Разместившись в комфортабельном отеле на отдых и пройдя краткий инструктаж за ужином, мы отправляемся спать в предвкушении грядущих приключений, которые начнутся на заре следующего дня.

День 2. Национальный парк Канайма. Подножие водопада Анхель.

День начнётся для нас рано, с первыми лучами солнца. Однако разница в часовом поясе сделает ранний подъем вовсе необременительным. Полные сил и энтузиазма мы в числе первых постояльцев отеля воздадим должное сытному традиционному завтраку, приободрившись чашечкой другой добротного венесуэльского кофе и вкусив легендарных лепешек из кукурузной муки. Затем перепаковав вещи, взяв с собой всё необходимое для 3-х дневного похода, мы отправляемся самолётом малой авиации в труднодоступную часть страны — Гвианское нагорье.
Приземлившись на аэродроме в национальном парке «Канайма», мы отправимся в уютный лодж, на побережье лагуны, где отдохнём и подготовимся к походу. Нас ждёт увлекательное путешествие на моторных пирогах — куярах вверх по рекам Карао и Чурун. Первая высадка на берег ждет нас через 40 минут речного похода. Пока наши лодки будут преодолевать труднопроходимые и опасные пороги, нас ждет прогулка по живописной тропе длинной около 2-х км, с видами «столовых гор» или «тепуев».
Недалеко от пристани у нас появится первая возможность бегло ознакомиться с бытом, устройством домов и методами ведения хозяйства индейцев пемонов, языковой семьи камаракото. Любуясь открывающимися видами на пока еще далекий Ауян Тепуй, а также получая первое представление о растительном покрове и энтомологическом мире саваны, мы пересечем остров и выйдем к тихой пристани, откуда продолжим поход вверх по течению.
Шум лодочного мотора и плеск седой волны замечательной реки Карао, которая нет-нет, а попытается приобнять сидящих в лодке пассажиров и хоть немного да окатить целебной по мнению пемонов водой, не успеет нам наскучить.
Время обеда застигнет нас, у водопада «Источник счастья», где мы уделим время купанию в ласковых и тёплых водах тропической реки.
Преодолев пороги, мы прибудем в лагерь у подножья водопада Анхель, где разместимся на ночлег.
Ужин приготовят на костре искусные повара индейцы. И пускай они не хватают с неба мишленовских звезд, но при готовке блюд будут учтены наши гастрономические предпочтения. Сон в гамаках, под москитными сетками (если это потребуется) в лучших традициях отважных исследователей тропиков.
День 3. Водопад Анхель. Лагуна Канайма. На рассвете следующего дня расторопные пемоны начнут накрывать завтрак, что и станет сигналом к нашему пробуждению. Не мешкая, но и не торопясь мы позавтракаем, переправимся на остров Ратон и начнем восхождение к водопаду. Впереди около сорока минут подъема. Хоть к водопаду и ведёт хоженая многими путешественниками тропа, буйство тропического леса вокруг отнюдь не утратило своего первозданного очарования. Пока нам еще не открылся водопад, мы увидим всё то, чем так богаты джунгли. А так же испытаем те чувства, которые должно быть испытывали все европейские первопроходцы, впервые оказавшиеся в «затерянном мире» Гвианского нагорья.
Водопад Сальто де Анхель откроется нам во всей красе со смотровой площадки. Описывать это зрелище вряд ли имеет какой-то смысл, так что скажем лишь о том, что любоваться водопадом издалека вовсе не входит в наши планы. Мы пройдем чуть дальше и окажемся непосредственно в лагуне Сальто Анхель, где соблюдая правила безопасности, продиктованные здравым смыслом, воздадим должное купанию.
Вернувшись в кампоменто, и при необходимости переодевшись в сухую одежду, грузимся в лодки и берем курс на лагуну Канайма. Путешествие вниз по течению окажется куда более стремительным, чем восхождение. В обеденные часы мы окажемся в лодже, где нас ждут все утраченные на краткий миг блага цивилизации — горячий душ, кровати с матрацами, кондиционеры в номерах, а также радушный прием хозяев. Переведя дух, мы встречаемся за обедом. Компанию нам составят общительные попугаи и нагловатые туканы.
Остаток дня разумно будет посвятить отдыху, комфортно расположившись в лежаках с видом на лагуну Канайма, образованную семью водопадами.
Вечером ужин и свободное время.
День 4. Лагуна Канайма. После завтрака нас ждет экскурсия по лагуне Канайма. Мы сядем в уже знакомую нам моторную пирогу и пройдем мимо живописных водопадов. Высадимся на острове Анатолия и совершим небольшую прогулку к водопаду Эль Сапо. По пути завернем на могилу Анатолия Почепцова — донского казака, волей судеб оказавшегося в джунглях Гвианского нагорья в конце 40-х годов прошлого века, и внесшего неоценимый вклад в развитие национального парка Канайма. Имя его индейцы до сих пор произносят с должным почтением.
У водопада Эль Сапо нас ждет купание в тихой лагуне, а также увлекательная прогулка под самим водопадом. Узкая тропа, ведущая между твердью скалы и ревущими потоками воды, будет неплохим аттракционом, а любители живой природы смогут уделить время поискам такого удивительного и красочного существа, как лягушка Священный древолаз. Осмотрев сам водопад и его окрестности, мы перейдем через остров, делая остановки на смотровых площадках, откуда можно будет сделать незабываемые фото далёких тепуев — столовых гор. Вскоре мы окажемся у не менее впечатляющего водопада Ача. Здесь, следуя указаниям здравого смысла и наших гидов-индейцев мы решим, возможно ли пройти под этим водопадом тоже. В зависимости от погодных условий бывает по-разному. Близость обеденного часа недвусмысленно намекнет на необходимость возвращаться в наш лодж. Что мы и сделаем.
После обеда свободное время, которое можно посвятить прогулкам, осмотру сувенирных магазинов и самого поселения Канайма, а также искупаться на знаменитом пляже у трёх пальм. В качестве дополнительной опции также можно совершить облёт водопада Анхель на 5-ти местном самолете. Или же устроить себе велопробег по ближайшим окрестностям.
Завершающий ужин, наверняка, не оставит равнодушными ценителей гастрономических удовольствий и предоставит новые впечатления от венесуэльской кухни.

День 5. Вылет в Пуэрто Ордас. Переезд в Гран Савану.
Хорошенько выспавшись, но не забыв о завтраке, собираем к новым приключениям. Около полудня мы снова окажемся в городе Пуэрто Ордас, где нас ждет авто-путешествие в Гран Саванну. Прибыв в восточную часть национального парка Канайма, мы размещаемся в кампоменто Рапидос де Камойран у одноименного водопада.

День 6. Джип тур Гран Савана. Санта Елена. Нас ждет увлекательнейший джип-тур по Гран Саване. Впереди у нас встреча с наиболее примечательными из доступных водопадами, реками, а также прогулка по яшмовому каньону, расположенному на территории индейцев языковой семьи арекуна. Прибытие в Санта Елену, размещение в посаде Лос Пинос.
День 7. Инструктаж перед походом на Рорайму. Выезд в Параитепуй. Трекинг до лагеря Тэк.
Начинается, главное приключение нашей экспедиции – восхождение на Рорайму. Однако, не опережая события, мы пакуем вещи и при необходимости нанимаем носильщиков из числа идущих с нами индейцев таурепанов, чтобы сделать восхождение максимально комфортным и приятным. Уложенные и упакованные вещи, грузим на крыши джипов и отправляемся в деревню Паратепуй – «ворота» национального парка Рорайма.
Оказавшись там, не мешкаем, соблюдая пограничные формальности и уплатив парковый сбор, выходим на тропу, ведущую к знаменитой столовой горе. Взяв «тренировочную стену», мы, как бы то ни было странно, начинаем спуск. Весь первый день наш путь будет идти под горку, вплоть до самой реки Тэк – нашей первой стоянки, где мы заночуем, делясь впечатлениями первого дня похода.

День 8. Трекинг до Базового лагеря.

Для начала нас ждет переход реки Тэк. Пусть никого не обманывает мелководность этой реки, течение в ней коварно быстрое, а камни скользкие. Аккуратно ступая по облизанному потоком галечнику, переходим на другой берег и начинаем настоящее восхождение. Впереди у нас 8 км пути по пересеченной местности. То круто поднимаясь на холмы, то ныряя в овраги тропа доведет нас до следующего водного препятствия – реки Кукенан, образованной водопадом, низвергающимся с одноименного тепуя. Благо Кукенан – река достаточно полноводная, с удобными заводями и небольшими лагунами, где можно от души поплескаться, однако до лагеря Базе, где нас ждет обед и отдых еще 3 часа относительно пологого подъема.
Местами приходится штурмовать небольшие пригорки, постепенно набирая высоту, однако все тяготы и сложности этого перехода будут скрашены умопомрачительными видами, открывающимися на тепуи Рорайма и Кукенан. К обеду мы доберемся до лагеря «Базе», у подножья Рораймы. После обеда отдых необходимый перед завтрашним штурмом стены. С наступлением темноты ужин. Очередная ночевка в палатках под открытым небом усыпанным звёздами.

День 9. Подъём на Рорайму. Размещение в палаточном лагере.

Наконец, сама Рорайма. Пополнив запасы пресной воды, выдвигаемся. Пусть никого не испугает крутой старт, по почти вертикальной тропе. Постепенно она разгладится, уровень уклона станет более гуманным. Однако простым этот подъем смогут назвать только профессиональные альпинисты. Люди же чуждые этой профессии смогут с гордостью вспоминать о взятом препятствии, без ложной скромности говоря о преодоленных тяготах пути. Да и возможность оказаться на древнейшей поверхности планеты, стоит того чтобы перетерпеть небольшой зуд в коленях. По пути нас ждет встреча с первыми эндемическими обитателями и растениями столовой горы, а также приятное приключение — проход под водопадом Слеза, после которого начнется финальная часть подъема — «лестница» из крупных валунов. Одолев этот этап, мы выходим на поверхность и сразу оказываемся в естественном лабиринте. Вода и ветер миллионы лет вымывали породу, в результате чего и образовался лабиринт со «статуями».
Каждый сможет дать волю фантазии и увидеть парящую черепаху, человеческое лицо, елку, гриб, словом, то, о чем нашепчет подсознание. Наблюдая эти чудесные картины и пейзажи, мы отправимся в «отель», где к этому времени уже будут стоять наши палатки под естественными каменными навесами. Остаток дня мы посвятим исследованию окрестностей.

День 10. Исследование вершины горного плато Рораймы. Это будет насыщенный день, который начнется, само собой, с завтрака и похода на «окно» Рораймы – места, откуда открывается чудесный вид на савану, распростершуюся на много сотен километров вокруг. Сделав фото, а главное, запечатлев эти виды в памяти, мы идем к долине кристаллов, по пути купаемся в природных джакузи. В долине кристаллов ищем наиболее крупные и прозрачные образцы, и фрагменты трубок, осматриваем их и… кладем на место. Дальше держим путь на гору Маверик, которая славна не столько видами, сколько ботаническим богатством уникальной флоры Рораймы. В небольших озерцах на поверхности Маверика, будто специально собраны разнообразные эндемические растения, среди которых мы отыщем три вида растений-хищников, несколько видов орхидей, разнообразные хвощи и представителей вересковых. На этом этапе гид-индеец неизбежно попытается улизнуть от исполнения своих обязанностей и увести нас в лагерь. Не предоставляя ему такой возможности, мы сможем отправиться на triple point – место пересечения границ трех государств – Венесуэлы, Бразилии и Гайаны. Или же попытать счастья у пещеры гуачаро – уникальных ночных птиц, обитающих на территории Венесуэлы. И то и другое станет достойным венцом этого дня.

День 11. Спуск до лагеря Тэк. Прощаемся с Рораймой и начинаем спуск. У нас впереди достаточно долгий переход. От вершины Рораймы нам предстоит дойти до лагеря на реке Тэк. Поэтому, не мешкая, укладываем вещи и выступаем. К этому моменту длинные пешие переходы перестанут пугать даже самых расслабленных членов нашей группы, так что ничто не помешает нам вновь насладиться видами тепуев и саваны. Последняя ночевка у реки Тэк будет выгодно отличаться от всех предыдущих наличием холодного пива, подвезенного на мотоциклах желающими поживиться индейцами из Паратепуя. Что ж, глоток другой светлого венесуэльского лишь приободрит усталых путников, и приятно дополнит уже знакомые индейские блюда, подаваемые на ужин.

День12. Трекинг до Параитепуй и возвращение в Санта Елену.
От лагеря Тэк выдвигаемся в Паратепуй, не забывая обычных утренних ритуалов. Последний этап может показаться не простым, т.к., теперь нам предстоит плавный подъем, однако если выйти достаточно рано и застать утреннюю прохладу, переход не станет чересчур обременительным. Из Паратепуя мы выдвигаемся в Санта Елену, оседлав вездеходные джипы Тойота. По пути останавливаемся в Сан Франсиско – город, известный на всю Гран Савану своими жаренными курами. Ради них-то мы и сделаем остановку. После чего немедленно проследуем в Санта Елену, где вновь обретем пристанище с потолком, душем, кроватью и прочими благами цивилизации. Остаток дня и вечер будет посвящен изучение городских традиций и небольшому гастрономическому исследованию, целью которого станет выявление различий в кухне Гран Саваны и уже известной нам гайанской гастрономии.

День 13. Переезд в Пуэрто Ордас. Водопады Гран Саваны. Этот день будет полностью посвящен переездам. По дороге из Санта Елены до Рапидос де Камойран мы сделаем остановки на самых видовых и знаковых местах у водопадов. Из Камойрана мы выдвигаемся в Пуэрто Ордас, по пути наверстывая все упущенные во время ночного переезда виды. Как только мы спустимся с территории Гран Саваны, каждый сможет оценить, сколь разительно отличается жизнь и быт двух соседних территорий. Из-за плотно закрытых окон мы посмотрим на улицы городов Лас Кларитас и 88-й км, увидим пристанища и притоны «черных» старателей и бойкую торговлю золотом и алмазами. Так, пересекая весь простор венесуэльской Гайаны, мы вновь прибудем в узловой Пуэрто Ордас, в уже знакомую нам посаду.

День 14. Трансфер в Сан Хосе де Буха, путешествие по реке в эколодж Ориноко. Взбодрившись традиционным венесуэльским кофе и питательным завтраком, мы отправляемся в дельту великой реки Ориноко, где нам предстоит знакомство с героями книг Аркадия Фидлера индейцами гуарао. С пристани в индейской деревне Буха мы отправляемся в лодж угнездившийся в глубине мутных речных проток.
После размещения в номерах лоджа и обеда нас ждет лодочная экскурсия по узким речным протокам, наблюдения за жизнью гуарао, капуцинов и ревунов.

День15. Дельта Ориноко. Возвращение в Сан Хосе де Буха. Трансфер в Матурин, перелёт в Каракас, размещение в отеле на побережье.

Утро следующего дня мы начнем довольно ранним пробуждением, о чем позаботятся не только пернатые, но и рыжие ревуны. На рассвете они дружно прочищают горло, имитируя крики хищных зверей в смертельной схватке. Еще до завтрака, желающие смогут выйти на весельных каное в узкие речные протоки, чтоб встретить восход солнца на воде. После завтрака мы отправимся на дальнейшее исследование джунглей. Отдалившись от лоджа на моторке, наш капитан подыщет удобную заводь для высадки на сушу. Получасовая прогулка по болотистым зарослям даст исчерпывающие представление о флоре региона, а также наш проводник индеец-варао продемонстрирует и предложит попробовать кое-какие традиционные «деликатесы», расскажет о способах выживания в сельве, вовсе ни на что не намекая. Вернувшись к лодке, мы отправимся в гости к индейцам и посетим типичное жилище варао — дом на сваях. Здесь мы познакомимся с аутентичным бытом и традициями индейцев, увидим их основные промыслы, узнаем кое-что о медицине и кулинарных изысках этого народа. Обогатившись этими знаниями, мы отправимся дальше по лабиринту речных каналов, по дороге любуясь изобилием красочных попугаев. В одной из тихих заводей наш капитан заглушит мотор и спустя несколько мгновений, мы увидим, как дотоле неподвижные верхушки деревьев, вдруг оживут. Мы увидим капуцинов — довольно крупных обезьян, а может быть и красных ревунов, пришедших в движение.
Пообедав в лодже и всласть наслушавшись пения гуачарак, птиц живущих на окраине лоджа, мы вновь погрузимся в лодку и направимся в порт Сан Хосе де Буха, где нас уже будет ждать машина и трансфер в Матурин. Перелет в Каракас займет около часа. После чего мы разместимся в отеле на побережье Карибского моря, со столь привычными для нас удобствами, которыми невольно пренебрегают обитатели дельты Ориноко, поужинаем и подведем итоги нашей увлекательной экспедиции и отправимся спать.

День16. Вылет домой. Для желающих продолжение на море.
За завтраком мы прощаемся с теми участниками экспедиции, которые убывают на остров Маргарита, отдыхаем до обеда и отправляемся в международный аэропорт для регистрации на рейс в Европу.

Даты туров:
26.04.2020 -11.05.2020
29.08.2020 – 13.09.2020
26.09.2020 – 11.10.2020
24.10.2020 – 08.11.2020

При группе 4 человека
НЕТТО 2920$

Отважный летчик и водопад Анхель.

Отважный летчик и водопад Анхель.

За время путешествий по тропикам Венесуэлы, в составе всевозможных групп, мне доводилось много раз бывать в национальном парке Канайма. Расположенный на Гвианском нагорье парк знаменит столовыми горами с плоскими вершинами – тепуями.
Самые известные тепуи парка это: Ауянтепуй (2450 м), с которого спадает самый высокий водопад мира – Анхель (979 м), и Рорайма (2810 м). Тепуи восточной части гвианского нагорья были описаны немецкими естествоиспытателями, работающими в интересах Британии братьями Робертом и Рихардом Шомбургками в 1839 году.
Описание реликтовой флоры и фауны, сделанное британскими ботаниками Эверардом им Турном и Гарри Перкинсом впервые поднявшимися на вершину Рораймы в 1884 году, вдохновило
Артура Конан Дойла к написанию романа «Затерянный мир».
При этом тепуи западной части гвианского нагорья были изучены значительно хуже. Сведения о труднопроходимых участках венесуэльской сельвы, как справедливо считают стали поступать по мере разработки этого золотоносного месторождения и развития полетов малой авиации. В то время существовала такая профессия «лесной пилот» или Jungle pilot. По сути, это был летающий золотоискатель-разведчик.
Относительно открытия водопада Анхель и личности легендарного Джеймса Анхеля, авиатора, золотоискателя и первопроходца, впервые посадившего свой самолет на вершине Ауянтепуя ходит много легенд. Сведения, которые можно встретить в различных источниках противоречивы и порой не правдоподобны. Желание разобраться в этой истории привело меня на венесуэльский сайт посвященный малой авиации, где и нашлась замечательная статья подробно освещающая интересующую меня тему.
Статья была написана по случаю 60-й годовщины со дня смерти лётчика из США Джимми Анхеля, ушедшего из жизни 8 декабря 1956 года, и 80-й годовщины со дня его неудачной, но отнюдь не вынужденной посадки на вершине горы Ауянтепуй 9 октября 1937 года.
Оказывается, что о его жизни и судьбе его самолета марки Фламинго, по имени «Река Карони» много работавшего под регистрационным номером NC9487, известно достаточно много. Однако существует множество заблуждений, относительно его местонахождения, спасения, изготовления копии и местонахождения копии этой машины и прочих самолётах Джимми Анхеля.
Самолет Фламинго «Река Карони» был одним из самолётов купленных пилотом и искателем приключений в венесуэльской сельве Джеймсом Кроуфордом «Джимми» Энджелом, для своих поисковых работ предположительно в 1921-1923 годах, в районе «золотой реки» на Гвианском плоскогорье в Венесуэле. Постоянно пролетая над вершинами тепуев с отвесными стенами, на поверхность которых не ступала нога человека, расположенными в центре золотоносного района у пилота возникали мысли о посадке. Особенно большие надежды золотоискатели той поры возлагали на реки текущие на вершинах большой столовой горы называемой Ауянтепуй.
Согласно книге «Дьявольская гора» опубликованной в Нью Йорке 1942, которую следует считать художественной литературой, Джимми Анхель поступил на работу в качестве пилота в компанию ООО « Золото Карони» в 1935 году. Там он и пообещал горному инженеру
Л.Р. Деннинсону, автору книги, что покажет ему «самый высокий водопад
в мире», который он видел во время своего полета 16 или 18 ноября 1933 года.
Совершая эти полеты на другом самолете купленном в том же году, 24 марта 1935 года, ими было установлено что невозможно приземлится на поверхности Ауянтепуя, так что Деннинсон увидел с воздуха водопад, который воодушевившись назвал «Водопад Анхель».
Однако, в своей книге «Правда о Джимме Анхеле и водопаде Анхель», двоюродная сестра Джимми Анхеля, упоминает об этом событие, как имевшем место во время некой встрече в Каракасе в 1937 году, когда шла подготовка к путешествию, результатом которого стало приземление на поверхности Ауянтепуя.
На этой встрече, Анхель познакомился с инженером и иследователем Густавом «Кабуя» Эни, заинтересованным в участии в проекте. Когда они обсуждали, водопад, он спросил как он называется, и не получил ответа. Тогда, именно Эни предложил дать имя водопаду «Анхель» по фамилии Джимми, который этот водопад открыл.
Водопад конечно давно был известен местным индейцам. Существовал эскиз водопада 1910 года, сделанный лейтенантом венесуэльского военно-морского флота Эрнесто Санчесом Крусом, которому было поручено исследование данного региона «Домом Блом» из Сьюдада Боливар. Кроме того, на карте 1929 года горы Ауянтепуй (поначалу известной как ЙаЙуйантепуй), сделанной испанским исследователем
и моряком Феликсом Кардоном Пуигом, для Министерства развития, водопад обозначен как Пакупай-Меру (па — место, купай — лагуна, меру – водопад), «Водопад из лагуны» (в настоящее время индейцы пемоны называют его Керепакупайвена, что означает «Водопад самого глубокого места».
Кстати сказать, это и была та самая карта, которую использовали Деннинсон и Анхель в 1935году. В тот раз какие то проблемы с самолетом заставили их вернутся на аэродром.
Керепакупайвена или Водопад Анхель, это самый высокий непрерывный и бесперебойный водопад в мире, в 15 раз выше Ниагарского водопада, высота падения воды с поверхности Ауянтепуя 972 метра, в сельве Гвианского нагорья, в национальном парке Канайма.
В декабре 1936 года Джимми Анхель, связался с Деннинсоном в США и сказал, что купил самолет, который назвал «Река Карони» в честь реки, течение, которой с юга на север, до слияния с Ориноко, служит главным ориентиром для полетов в Гран Саване.
Затем в поисках инвестиций, Анхель вернулся в Венесуэлу в 1937 году, где познакомился с Феликсом Кардоной, с которым начал летать. Именно Кардона, был тем, кто 10 мая 1937 сфотографировал
с воздуха в первый раз водопады Ауянтепуя. В тот раз Джимми также не нашёл место где приземлиться.
На протяжении нескольких месяцев растеряв возможных спонсоров
и пережив серию неудачных экспедиций по суше проделанных Кардоной, Анхель отправился в Баранкийю чтоб подремонтировать самолет и возвратился в Каракас в поисках новых компаньонов. Из Каракаса
в Сьюдад Боливар он вернулся в сентябре 1937 года, с Густавом Эни
и Кардоной, в числе прочих.
Решено было отправится из лагеря Гуаярака (с южной стороны Ауянтепуя) — Анхель, Кардона, Эни и один нанятый им человек с большим опытом экспедиций в сельве, по имени Мигель Дельгадо.
После череды неудач, Эни был заметно обеспокоен, согласно рассказу Кардоны, он сказал Анхелю, что будь что будет, вплоть до аварии самолёта лишь бы в том месте было золото. Анхель заверил всех, что был там, и знает очень хорошо, где это. Они найдут золото, так или иначе.
Будучи хозяином самолета, Джимми Анхель согласился лететь на вершину горы, но сначала отправился за своей женой, Марией Анхель, которая была в Сьюдаде Боливар, чтоб полететь с ней. По кодексу чести золотоискателей, того времени, такое было возможно и это увеличивало его долю при равном разделе добычи.
В субботу 9 октября 1937 года, в 11 утра, Джимми Анхель с женой Марией, Густаво Эни и Мигелем Дельгадо, взлетел на Фламинго «Река Карони».
Кардона отказался лететь с ними, осознавая опасность приземления.
На самолете было установлено радио, связанное с другим радио
в лагере, чтоб поддерживать контакт с Кардоной.
Набрав высоту, через 45 минут после взлета, Анхель выбрал место кажущееся подходящим. Он выключил зажигание, подачу топлива и плавно коснулся земли. Самолет, как положено покатился по земле, до тех пор пока колёса, не провалились, а левое попало на кочку покрытую травой. От резкой остановки самолет, уткнулся носом в землю. Винт мотора погрузился в грязь, и самолет замер, с хвостом задранным вверх. Ни самолет не экипаж не пострадали, если не считать незначительных ушибов и одного перебитого бензопровода.
Пытаться вытащить самолет, было бессмысленно, взлететь бы им все равно не удалось. Радио не работало. Кардона ждавший новостей, до наступления темноты сделал несколько попыток связаться с ними, но не получил ответа. Один из сигналов был услышан в Каракасе, и это лишь встревожило родственников Эни.
Тем временем, имея достаточно припасов, члены экспедиции решили обследовать поверхность Ауянтепуя на предмет золота, следуя первоначальному плану, который и привел их сюда.
Спустя два дня, стало понятно, что золота найти не удалось и «Река Карони» безнадёжно завяз в грязи, Анхель написал такую записку: «От Джимми Анхеля. Этот самолет Фламинго приземлился здесь в субботу 9 октября 1937 года в 11.45, посадка была намеренной и была прервана на этом месте. Пробег самолёта по земле составил 230 м, прежде чем попал на мягкий участок грунта и завяз. Повреждено левое крыло, перебит шланг масляного радиатора. Нет видимых повреждений пассажиров, госпожи Анхель, Густаво Эни, Мигеля Дельгадо. Сегодня, 11 октября вы выходим в добром здравии в направлении лагеря Камарата, наше радио полностью сломано».
Итак, проведя три дня на вершине, было решено начать спуск. За время подготовки к экспедиции Эни с Кардоной уже разведали часть пути, что помогло в выборе направления спуска. Прежде чем начать свой долгий переход в Камарату, экипаж при помощи верёвок освободил нос самолета из грязи, потому что Джимми не хотел оставлять свой самолёт в таком недостойном положении. Распустив ткань на полоски они выложили на крыле надпись «Всё в порядке» и стрелку указывавшую направление, в котором пошла их группа.
При помощи веревок, которые они предусмотрительно захватили
с собой, они спускались по вертикальной стене горы. Их возвращение заняло десять дней, в то время как самолёт Локхид Электра венесуэльской авиакомпании «Аэропосталь» облетал зону горы в поисках Фламинго, но была плохая видимость и поиски не увенчались успехом. В один из перерывов между поисковыми облётами самолет приземлился в Урейене, чтоб узнать, нет ли каких новостей, и там они повстречали прибывших с горы исследователей живых и здоровых.
Самолет Фламинго «Река Карони» оставался на этом месте 33 года.
Водопад официально окрестили «Анхелем», в публикации «Исследования Гран Саванны» написанной С.И. Агирревере, В.М. Лопесом, С.О. Дельгадо
и К.А. Фримэном в журнале Министерства Развития,
Том III, № 19 от декабря 1939 года, написали; «в знак уважения к его популяризатору известному летчику Джеймсу (Джимми) Анхелю».
Джимми Анхель, в свою очередь в тот же год вернулся в регион Гран Саваны с новым самолетом. Он летал до тех пор пока после трёх аварий, включая повлекшую смерть военного летчика во время спасательной экспедиции Джимми Анхеля и его пассажиров после падения Анхеля, ему было запрещено летать в Венесуэле в 1942 году. Этого, увлекающегося человека красноречиво характеризует тот факт, что последнее падение самолета произошло в результате нехватки топлива.
В статье, с венесуэльского авиационного с сайта, приведено много информации касательно технических особенностей самолета, который остался на вершине Ауянтепуя. Представленная информация дает понять, что это была своего рода революционная модель в самолетостроении, переходящем в то время с фанерных самолетов к металлическим,
с использованием дюралюминия.
Неоспоримым фактом является то, что самолет NC9847 Джимми Анхеля провел 33 года на поверхности Ауянтепуя без серьезных видимых ухудшений.
Приведу лишь общие характеристики этого самолета:

Модель: Фламинго
Обозначение: G-2-W

Тип: Металлический моноплан
Двигатель: Мотор радиального типа P&W Wasp 410 л.с.
Вместимость:
6-8 мест
Длина:
9,9 м
Высота: 2,9 м
Масса:
1345 кг
Максимальный вес:
2545 кг
Грузоподъемность:
660 кг
Максимальная скорость:
217 км/ч
Крейсерская скорость: 185 км/ч
Скорость при посадке:
80 км/ч
Скорость набора высоты:
4,1 м/с
Дальность полета:
1600 км
Стоимость:
21000 USD
Как говорилась ранее, самолет G-2-W Фламинго «Река Карони» оставался на поверхности Ауянтепуя целых 33 года. В 1964 году, Общество защиты культурного и исторического наследия Венесуэлы, в официальном издании Министерства внутренних дел от 27.09.1964 №27.533 признало самолет Джимми Анхеля «Национальным памятником истории»,
и рекомендовало вытащить его из болота чтоб установить на постамент, проведя необходимые работы по реставрации и предохранению. Никому неизвестно проводились ли какие либо работы в этом направлении в период с 1964 по 1970 год.
Вслед за декретом, в 1965 году, Ролан Анхель, один из двух сыновей Джими Анхеля, посетил местонахождение самолёта со своим двоюродным братом Аленом Веллером, с целью установить табличку на самолет. С ними был фотограф журнала «Лайф» Карл Майданс.
В январе 1970 года, по случаю «50-летия авиации Венесуэы», в соответствии с декретом Президента № 213, и как часть программы юбилейного года, было принято решения силами военно-воздушных сил Венесуэлы провести операцию по спасению самолета Джимми Анхеля, потерпевшего аварию 9 октября 1937 года с поверхности горы. Операции было дано название «Операция Ауянтепуй», под командованием полковника авиации Эдгара Суавеса Миера и Терана, в начале февраля 1970 года, при поддержке группы воздушного транспорта №6 и группы спецназа № 10 военно-воздушных сил Венесуэлы.
Была идея восстановить самолет и впоследствии поместить на тоже место. Для данной операции была сформирована команда из представителей разных военных и гражданских организаций. Процесс разбора самолета на части и спуска частей в Канайму освещали в печати и СМИ.
С военно-воздушной базы в Канайме, на самолете С-123, Фламинго «Река Карони» был переправлен в город Маракай, штата Арагуа, на реставрацию.
Операция по спасению заняла девять дней, с 6 по 15 февраля 1970 года, согласно докладу в издании «Эль Универсаль».
Военно-воздушные силы Венесуэлы «спасли металлического Фламинго» с намерением починить его и возвратить на свое место на вершине Ауянтепуя, в качестве памятника.
В процессе реставрации в Маракае, инженером Педро Урбано была изготовлена копия в пропорции 1:1, для музея аэронавтики военно-воздушных сил Венесуэлы. Педро Урбано адаптировал ее к установке мотора Beech 18. На создание копии Урбано потратил 4 месяца между 1974 и 1975 годами.
Не сохранилось сведений, с какой целью делалась эта копия. Возможно, собирались установить эту копию на поверхности Ауянтепуя, в то время как оригинальный самолет оставить в музее аэронавтики военно-воздушных сил Венесуэлы. Но давление со стороны жителей штата Боливар, направленное на возвращение оригинала, привело к тому что копия осталась в экспозиции музея до 1980 года.
Согласно информации, любезно представленной частным лицом -Антонио Мария Валера Оропеса, та копия что находилась в музее аэронавтики военно-воздушных сил Венесуэлы, была перевезена на воздушную базу Эль Либэртадор, чтоб отреставрировать повреждения корпуса, но в конце концов была передана в зону известную как «Эль Карнеро», которая на сегодняшний день не существует.
Оригинальный Фламинго «Река Карони», однажды спасшись
с вершины Ауянтепуя в 70-м году, с обещанием вернуть его снова на своё место, прошел процесс реставрации на протяжении 60 дней, и был показан
на различных воздушных базах страны в процессе празднования «Юбилейного года авиации Венесуэлы».
Когда отгремели фанфары праздника, было написано множество протестов из штата Боливар по поводу того что самолет не вернули после реставрации.
Губернатор штата высказал публичный протест в газете «Унверсаль» от 29 декабря 1970 года.
Алехандро Лаиме, который был гидом фотожурналиста Руфь Робертсон, в их экспедиции 1949 года, по определению высоты водопада Анхель выступил в печати 30 января 1971 года со словами: «Ждём возвращения самолета Джимми на Ауянтепуй !».
С традиционной неторопливостью, через 10 лет со дня своего спасения с Ауянтепуя, в 1980 году Фламинго «Река Карони» вернулся в штат Боливар.
По счастью и торжеству здравого смысла, он не вернулся на Ауянтепуй.
Он был установлен на постамент в сквере Леонардо Руиза Пинеды, в национальном аэропорту Томаса де Эреса, города Сьюдад Боливар, на место своей постоянной «выставки».
Сегодня тот самый, выживший самолет стоит на постаменте в садике возле пассажирского аэропорта Томаса де Эреса, города Сьюдад Боливар. Его шасси защищены бетоном от непогоды, вандализма и проходящего неподалеку транспорта.
В начале 2000 года, некто «похожий на пьяного» (как пишут, чтоб никого не обидеть, в протоколах, венесуэльские полицейские) въехал в сквер на машине и повредил хвост самолета. Ремонт был сделан благодаря спонсорской помощи фирмы Авенса, но может быть не самым идеальным образом.
Как и все городские памятники мира, некоторые пытаются использовать самолет как урну для мусора и пустых бутылок. Страшно подумать, для чего могли бы использовать такой самолет в какой-нибудь другой стране мира, в 600 км от столицы.
В официальном издании Министерства культуры от 22 июля 2005 года № 38.234 самолет был зарегистрирован в переписи культурного наследия 2004-2005.
Упорное давление на администрацию штата Боливар оказывается в отношении того, что самолет должен быть вывезен из города или переведен на должное хранение. Потому что это уникальный экспонат существующий в мире. Таких самолетов, в принципе было выпущено мало и необходимо бережно хранить его, под крышей построенной для этих целей.
Альфредо Шаель, директор Музея транспорта Каракаса представил
в правительство штата Боливар несколько адекватных проектов, предлагающих обеспечить хранение в том же самом аэропорту, преобразовав один из имеющихся, пустующих самолетных ангаров (о чем автор, знает
не понаслышке, а потому что не раз оставлял там свой автомобиль, пока летал на Канайму) в туристический центр, посвященный Гран Саванне и Гвианскому нагорью. Туристический центр, мог бы расположиться вокруг этого знаменитого бесценного экспоната международного значения, в данный момент стоящего под открытым небом.
Существуют и другие альтернативы, такие как перевезти экспонат в Музей транспорта в Каракас, или вернуть в Музей аэронавтики военно-воздушных сил Венесуэлы в город Маракай.
По мнению Карен Анхель, племянницы Анхеля, Джимми никогда и не мечтал, что его самолет признают национальным памятником, или что его принадлежность городу или его местонахождение могут стать причиной конфликтов.
При этом есть сведения, что в интервью Патриции Грант, на вопрос, не хотел бы он снять свой самолет с горы, Джимми отвечал: «Нет, пока он наверху, будет память обо мне».
Любопытно отметить, что для любителей виртуальных полетов, существует программа виртуального полета на цельнометаллическом Фламинго G-2-W, написанная Краигом Ричардсоном из «Classic Wings/Rara-Avis Sims», которая соответствует версии «Река Карони». Для этой программы Хуан Эрнесто Оропеса написал виды Гран Саванны, скачать это можно кликнув на модель самолета на сайте оригинальной версии статьи http://www.aviacioncivil.com.ve/el-avion-metal-aircraft-co-g-2-w-flamingo-rio-caroni
История хранит сведения о всех самолетах которыми владел Джимми Анхель, их было не мало.
В его жизни были интересные полеты, были и аварии. Однажды Джимми потерпел крушение в Гондурасе, 20 сентября 1943 года, так что остатки самолета перевезли в Тегусигальпа, на запчасти.
Как занятный анекдот, можно привести историю очевидца, который встречался с Джимми Анхелем в Венесуэле, и свидетельствует о том, что его самолет был однажды вымыт в Бока дель Рио. Этот парень, спустя не много времени, был первым авиа контролером Венесуэлы.
Его зовут Рубен Альфонсо Хименес, он в 1942 году получил
от Джимми Анхеля астрономические чаевые. Сеньор Хименес рассказал свою историю так: «В конце сороковых, будучи подростком я был
на каникулах в Бока дель Рио. Там был один знакомый, работающий на мойке, с которым я проводил время. Когда на полосу приземлился самолет, это привлекло мое внимание, потому что на этой площадке была только мойка. Пилот спросил администратора о наличии механика. Я спросил моего знакомого, кто это был и он сказал:
— Джимми Анхель.
Я в свою очередь удивился потому что читал о его исторических деяниях. Не вдаваясь в детали, он спросил, кто хотел бы помыть самолет, никто не ответил, все механики были заняты своей работой и я робко поднял палец. С ведром воды, тряпкой и бензином я выполнил свое обещание. Закончив я сказал :
— Ок, Мистер, готово!
Он мне ответил:
— Спасибо!
Сунул руку в карман и мне дал один фуэрте боливар. Я такого не ожидал, и на такое не рассчитывал. На эти деньги я «кутил» целую неделю, посмотрел все фильмы в кинотеатре Миранда, научился пить пиво и напоследок купил темные очки чтоб понравится той девчонке с угла на «Муравейнике». Маракайцы, того времени знают где это, и про что я».
Финал жизни Джимми Анхеля, как и можно было ожидать, был связан с полетом. При полете в Панаму, во время немного жесткой посадки, какой-то тяжелый, незакрепленный предмет, загруженный в самолет отскочил и ударил его по голове. Так сильно, что это привело к временной потере сознания.
Он провел в госпитале восемь месяцев в течении которых он так и не смог оправится от последствий удара, 8 декабря 1956 года он умер.
В 1960 году, его вдова, госпожа Мария Анхель со своими сыновьями Джимми и Роланом, привезла пепел своего супруга Джимми в Венесуэлу, чтоб развеять его с самолета над водопадом, названным его именем. Это
и было сделано с борта маленького самолета. Вдова и дети присутствовали на этой церемонии на борту самолета DC-3.
Анхель воссоединился с водопадом сделавшим его известным. Водопадом, который стал известным благодаря храброму пилоту Джеймсу Анхелю.

О Джимме Анхеле написаны книги: «Джимми Анхель. Между золотом и дьяволом.» Написана Алфредом Шаелем, директором Музея транспорта в Каракасе. И «Правда или вызов. История Джимми Анхеля». Написано голландским писателем Хен Вилемом Вриесом.

Автор выражает свою признательность автору статьи Алехандро Ираускину и приводит ссылку на оригинальный текст статьи с собранием редких фотографий:

Статья с сайта венесуэльской гражданской авиации

http://www.aviacioncivil.com.ve/el-avion-metal-aircraft-co-g-2-w-flamingo-rio-caroni

Экспедиции по Венесуэле, апрель-май 2018

Экологическое путешествие по трем знаковым местам Венесуэлы: водопад Salto Angel — самый высокий водопад в мире, тепуй Roraima — самая древняя поверхность Земли, равнины Los Llanos — уникальное природное образование, внесенное в список наиболее охраняемых природных объектов мира (G200). Идет набор группы, приглашаются все желающие и могущие!

1 день 23 апреля

Прибытие в Каракас. Встреча с гидом-инструктором.
Вдохнув первый глоток карибского воздуха, едем на в отель 5* на побережье Карибского моря,и хорошенько отдыхаем, ужинаем и подробно прорабатываем маршрут

2 день 24 апреля

Трансфер в местный аэропорт, вылет в Баринас. Трансфер в Ато эль Седраль – агротуристический комплекс, расположенный вдали от городов, в сердце западных венесуэльских льянос – уникального природного образование, сохранившего девственную фауну и населенную суровыми, закаленными и при этом очень радушными, архитипичными венесуэльцами — «льянерос».
LLANEROS.JPG

Первое знакомство с животным и орнитологическим миром льянос.
WP_20171104_006.jpg
Лос Льянос — истинный заповедник дикой Природы. Особенно богатый орнитологической фауной. Значительная часть птиц прилетает на зимовку в Венесуэлу из отдаленных уголков Северной Америки, Канады и Аляски.
WP_20170502_082.jpg
На территории Лос Льянос насчитывается около 350 видов птиц и около 50 видов животных. В реках обитает множество пресноводных дельфинов,выдр,капибар и крокодилов.
WP_20170501_178.jpg
Ужин.

3 день 25 апреля

Выезд на специально оборудованном грузовике в льянос. Поиск муравьеда, «фото-охота» на диковинный и красочных птиц. Возвращение в Ато. Обед.
WP_20170502_057.jpg
Выезд в льянос, поиск оцелота и карликового муравьеда. Возвращение в Ато и ужин.

После ужина — вечерняя вылазка в поисках ночных обитателей тропиков : опоссумов, броненосцев и дикообразов.

WP_20171104_029.jpg
4 день 26 апреля

Лодочная экскурсия по рекам, заводям и многочисленным протокам. Рыбалка на пиранью, кормление кайманов и хищных птиц.
WP_20170502_025.jpg
Возвращение в Ато, обед. После обеда выезд на поиски анаконды, наблюдение за жизнедеятельностью капибар, поиск редких птиц. Возвращение в Ато. После ужина поиск опоссума и ночных птиц.

5 день 27 апреля

Выезд в льянос. Наблюдение за дикой природой и орнитологической фауной, поиск гнездовищ оринокского гуся и лежбищ большого болотного крокодила.
WP_20171104_016.jpg
После обеда экскурсия на ферму по разведению кайманов и речных черепах. Опционально – прогулка верхом на лошадях. Вечером трансфер в Баринас и вылет в Каракас. Размещение в отеле на побережье Макуто.
.

6 день 28 апреля

Трансфер в местный аэропорт. Перелет в город Пуэрто Ордаз. Размещение в посаде, отеле семейного типа в венесуэльском стиле. Знакомство с креольской кухней гвианского нагорья.

7 день 29 апреля

Трансфер в аэропорт, вылет на Канайму.
WP_20171019_008.jpg
По прибытии в национальный парк Канайма, выход на лодках к водопаду Сальто Анхель. По дороге, купание у небольшого водопада в «лагуне счастья».
WP_20171020_012.jpg
Размещение на ночевку в кампоменто с видом на Анхель – ночь в гамаках.

8 день 30 апреля

Восхождение к водопаду Анхель по экологической тропе через джунгли (40 минут), купание в лагуне у водопада.
WP_20171020_025.jpg
Возвращение в кампоменто, обед и возвращение на лодках в лагуну Канайма.

9 день 01 мая

Экскурсия на остров Анатолия, посещение водопадов Ача и Сапо, с проходом под водопадами, наблюдение за животным и орнитологическим миром.
WP_20171019_021.jpg
Возвращение в лодж.
1522038402173391058_3896707297.jpg
После обеда экскурсия по лагуне Канайма, купание на пляже у трех пальм.

10 день 2 мая

Свободное время. Опционально можно совершить велосипедную прогулку, либо облет водопада Анхель на 5-ти местном самолете. Возвращение в Пуэрто Ордас.
WP_20171019_022.jpg
Экскурсия в парк Йовизна, знакомство с обезьянами капуцинами. Трансфер на автовокзал, ночной автобус в Санта Елену, на границу с Бразилией

11 день 3 мая

Прибытие в Санта Елену, размещение в посаде, отдых. Инструктаж перед походом на Рорайму. Прогулка по городу. Опционально, вечерний выезд на ужин в Бразилию.

12 день 4 мая
Сбор и выезд на джипах в индейское поселение Параитепуй, откуда начинается первый этап восхождения на Рорайму.
WP_20171024_015.jpg
Переход до лагеря на реке Тэк. Ужин и ночевка в палатках.
2.jpg
13 день 05 мая.

Переход до лагеря Базе, у подножья тепуй Рорайма.
4.jpg

14 день 06 мая.

Штурм «стены», подъем на вершину Рораймы.
8.jpg
Размещение в лагере, в одной из природных «отелей».
9.jpg
Исследование округи, первое знакомство с эндемической флорой и фауной, самой древней поверхности планеты Земля.

15 день 07 мая.

Поход на «окно», откуда открываются умопомрачительные виды на савану и соседний тепуй Кукенан.
15.jpg
Сделав фото и исследовав окрестности, отправляемся на природный монумент «Маверик», по дороге посещаем долину кристаллов и купаемся в природных джакузи.
13.jpg
Поднимаемся на «Маверик» — еще одну видовую точку и прекрасный образчик симбиотического сосуществование растительного мира, сформированного в столь непростых условиях.
11.jpg
Свободное время. При желании поход на Triple point – пересечение границ 3-х государств, Венесуэлы, Бразилии и Британской Гайаны или поход к пещере Гуачаро – уникальных ночных птиц, обитающих на территории Венесуэлы и севере Бразилии.

16 день 08 мая.

Спуск с Рораймы, переход до лагеря на реке Тэк.
16.jpg
Плотный ужин в сопровождении частично возвращенных благ цивилизации, таких как холодное пиво, подведение итогов, купание в реке.

17 день 09 мая.

Возвращение в Параитепуй, прощание с национальным парком Рорайма, выезд на джипах в поселение Сан Франсиско де Юарани, обед, с главным блюдом – куры жаренные по-таурепански.
6.jpg
Возвращение в Санта Елену. Вечерний выход в город. При желании поездка в Бразилию на ужин или поиск доступных утех в Санта Елене.
18 день 10 мая.

Прощание с Санта Еленой, выезд в джип-тур по Гран Саване. Посещение знаков мест, видовых площадок, водопадов, яшмового каньона, купание в кристально чистой воде рек Гран Саваны.
1503276895025520077_3896707297.jpg
Вечером прибытие в индейское кампоменто Рапидос де Камойран, расположенное в живописном уголке, на перегу быстротечной реки с небольшим водопадом.
1653248713499482534_3896707297.jpg

19 день 11 мая.

Переезд в Пуэрто Ордаз (600 км). По дороге наблюдаем за бытом золотоискателей, сформировавших поселение 88-ой км. По дороге обед в традиционном венесуэльском заведении. Вечером прибытие в Пуэрто Ордаз, размещение в посаде.

20 день 12 мая.

Трансфер в аэропорт. Для завершающих тур вылет в Каракас, затем в Европу. Для продолжающих – вылет на остров Маргарита.
пампатар.JPG
По прибытии на остров размещение в отеле, пляжный отдых, обмен впечатлениями.
1474288702595038816_3896707297.jpg
21 день. 13 мая.

Обзорная экскурсия по острову. Посещение мест исторических сражений в борьбе за независимость, природных монументов, национальных парков Ла Рестинга и Сьерра Копей, видовых площадок и столицы острова, города ла Асунсьон с сохранившимися постройками колониальных времен.
манзанийо.JPG

22 день 14 мая.

Свободное время. При желании выезд на дайвинг к необитаемым островам Лос Фраилес, поездка на соседний остров Коче, шопинг.
маяк.JPG
23 день. 15 мая. Вылет в Каракас, затем в Европу.