Венесуэла поддерживает желание Боливии закрыть посольство США

Статьи по теме: Венесуэла поддерживает желание президента Боливии Эво Моралеса закрыть в стране посольство США. Об этом сообщил президент Венесуэлы Николас Мадуро, пишет в пятницу The Star Tribune. «Нарушение международного права против Эво Моралеса – это нарушение против всех нас», — заявил Н. Мадуро. Свою солидарность с позицией коллег выразил также президент Эквадора Рафаэль Корреа. «Мы поддерживаем Боливию», — сказал он. Неодобрительную оценку действия США получили после того, как самолету Э.Моралеса было запрещено совершить посадку в ряде европейских стран из-за подозрений боливийского главы в укрывательстве экс-сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена. «У меня не дрогнет рука закрыть в Боливии американское посольство. Оно нам не нужно», — заявил сегодня Э.Моралес на встрече лидеров стран UNASUR. Он также отметил, что именно США оказали давление на европейские страны, закрывшие для его самолета воздушное пространство. Ранее другие представители властей Боливии неоднократно заявляли, что Э.Сноудена на борту президентского самолета не было. Премьер-министр страны тогда отметил, что своими действиями страны, задержавшие самолет в воздухе, подвергли жизнь Э.Моралеса опасности. Напомним, инцидент произошел 3 июля этого года. В недружественном акте против Боливии приняли участие Франция, Португалия, Италия и Испания. Самолет Э.Моралеса, после нескольких часов в воздухе смог приземлиться лишь в аэропорту Вены. Австрийские власти обыскали воздушное судно боливийского главы и заявили, что Э.Сноудена там нет. Постоянный представитель Боливии в ООН Саша Лоренти назвал запрет на пропуск самолета президента страны Эво Моралеса в воздушное пространство стран Европы актом агрессии, который должен иметь последствия. Как заявил С.Лоренти, указания поступили из Вашингтона. 05 июля 2013 г.

Венесуэла в снегах

Россия, конечно, больше похожа не на Нигерию, а на Венесуэлу. Выборы Чавеса только подтвердили сходство. Обе страны сидят на острой нефтяной игле и никакой другой экономикой не располагают. И опираются при этом на самую темную, непросвещенную, необразованную часть народа, составляющую большинство. А интеллигенция в обоих случаях бьется, как рыба об лед, и ничего поделать не может. Потому что поляризация общества, яростная и непримиримая, не отменяет соотношения частей: те, кто сидят на минимальных подачках от хитрой и лукавой власти, довольны этим обстоятельством и никаких изменений не желают. Те 54 процента голосов, которые получил Чавес, это очень близко к тому, что получил бы Путин и его «Единая Россия», если бы Чуров не таскал для них каштаны из огня. Это, очевидно, некоторая константа – при высоких ценах на нефть нищая страна готова отдать половину голосов за наглого популиста, изображающего из себя спасителя отечества и лидера с мессианским ореолом вокруг башки. То, что наш тоже считает себя мессией и при этом солидняком, который делает, что хочет, и живет себе в удовольствие, подтвердили интервью в день его шестидесятилетия. Хотя больше всего Путин в кадре был похож на лоснящегося от удовольствия кота, главная задача которого скрыть, что мясо из супа украл именно он. То есть то, что он – представитель той самой темной, непросвещенной и необразованной части населения, он с готовностью подтверждал, подчеркивая, что в Венесуэле в снегах (как и в Венесуэле на солнце) эта часть, живущая на жалкие подачки, может вообще не обращать внимания на интеллигенцию, на которую просто наплевать и забыть. Так же как на страны, именуемые цивилизованными и, прежде всего, на Америку по прозвищу Пиндостан – вы хоть голову себе о стенку разбейте, нам ваша критика, что мертвому припарки. И если вы не перестанете нас доставать своими упреками, то мы страну вообще закроем и будет жить, как в подземелье: пусть темно и воняет подвалом, зато никаких ПАСЕ, никаких радио «Свобода», никаких Детских фондов ООН, пусть наши дети хоть удавятся – мы теперь будем жить особняком. Хотя, если продолжить сравнение России и Венесуэлы, то нельзя не обратить внимания и на зияющие отличия. Никакой симфонии с церковью у Чавеса, называющего своих католиков «пещерными обитателями», нет и в помине. Потому что Чавес здесь ближе не к господину Путину, а к товарищу Ленину, для которого религия – это опиум для народа. И поэтому католическая церковь в Венесуэле ближе к интеллигентной и образованной части народа, а не к совку и быдлу. Как у нас в советские времена. Точно так же никаких запретов на газеты и телевидение в Венесуэле нет, никакого карманного НТВ с «Анатомией лжи» нет и в помине; то бишь присутствуют, конечно, свои каналы, которые в упоении показывают Чавеса, причем часами, как Путина на встрече с кошками и собаками, но есть каналы и газеты, которые несут его на чем свет стоит, как тот же НТВ до кастрации. То есть Венесуэла в снегах Венесуэле Чавеса может дать сто очков форы, и тогда получается, что основатель «Гугла» был, увы, не так уж неправ, сравнив нашу Рашку не с латиноамериканской страной, а с африканской. По крайней мере, Путин все для этого делает. Похоже, он решил окончательно закрыть страну. И если по существу разбираться во всех прогнозах, прозвучавших в последнее время, то ближе всех к теме оказался умница и академик Вячеслав Иванов, сказавший еще в мае , что если Путин по-настоящему испугается, то нам мало не покажется: «Я в его лице читаю смесь трусости, небольшого ума, бездарности и каких-то подавленных комплексов, которые делают его очень опасной личностью. Боюсь, что он вообразил себя воплощением национального духа или что-то в этом роде есть у него. Отсюда и эти игры с РПЦ». Кажется, путинская команда решила не просто идти до конца, а выбрала вариант самый худший из возможных на сегодня: скажем, ранний сталинизм, или относительно (очень относительно) мягкий тоталитаризм, который вместе с тоталитарным православным фундаментализмом должен загнать интеллигенцию под лавку и даже там жестоко доставать ее, как только можно. Конечно, пока они больше обозначают удары, чем бьют наотмашь – но это только до поры до времени, и Путин, и патриарх Кирилл, и все остальные православные товарищи давно забросили чепчик за бугор, то есть решили наплевать на репутацию и отгородиться от любой критики своим фирменным простонародным хамством. А это значит, что дороги назад нет и не будет – не будет никакой даже медведевской либерализации, то есть либерализации на словах, а будет только завинчивание гаек, которые в России срываются раз в век, да и то не в каждый. То есть когда-нибудь, конечно, сорвет, но на нашем веку или на веку наших детей и внуков – это вряд ли даже Вячеслав Всеволодович Иванов знает. Понятно, что они совершенно сознательно снимают с цепи разных мракобесов и натравливают их на общество. Они хотят войны и крови, они, скорее всего, пойдут на репрессии верхушки оппозиции, но могут на этом не остановиться. «Анатомия лжи» хорошо показывает перспективу – тормозов нет, они хотят сломить даже символическое и интеллигентское сопротивление, они не стесняются устраивать провокации и потом наказывать тех, кто на эти провокации попался. Да, в истории России это далеко не первая попытка уйти на время из истории, накрыться одеялом с головой и ползти на кладбище теней. Но каждый раз такие попытки заканчиваются резней в крупном или просто чудовищном масштабе. Если маньяк закрывает дверь на ключ, он собирается не читать вслух стихи, а творить то зло, к которому предназначен. Путин закрывает дверь, это очень недалекий, жестокий и самоуверенный человек, воплощающий самое плохое и страшное, что есть в России. То есть косность и ограниченность. Ксенофобию и недоверие к культуре и умникам. Самоуверенность и комплекс неполноценности. То, что сегодня происходит, – это заморозка страны. Старинный прием консервативных сил сделать консервативное не просто всеобщим, а единственно возможным. Они хотят задраить все форточки, законопатить все щели, сделать Россию убогой и больной. Я не знаю, можно ли рассчитывать на силу и мужество протеста. Боюсь, что соотношение сил слишком неравно. Им мало Венесуэлы в снегах. Они хотят Россию во льду. Им нужна вечная зима. Фотография РИА Новости Обсудить на форуме Версия для печати